Могут ли быть разные мнения от Бога?

Верующий который впервые сталкивается с традицией еврейского народа, часто приходит в недоумение.

Как правило, он приходит с «христианского мира» в «еврейский», за ответами. Потому что у себя в церкви, он не может получить ясный ответ на свои вопросы. И когда он начинает изучать Писание с точки «зрения еврейской мысли», чтобы получить тот самый единственно правильный ответ на свой вопрос. И вдруг, совсем неожиданно, на свой вопрос он получает разнообразные мнения еврейских мыслителей. И что удивительно, все они, считаются авторитетными и правильными.

Как правило, человек не привыкший к «восточному мышлению», знает, что на один вопрос есть единственно правильный ответ. А все остальные ответы либо неправильные, либо уточняющие правильный.

И вдруг, такое разнообразие мнений. И все они считаются правильными. Но как такое вообще может быть?

Недаром у евреев «ходит» очень старый анекдот, берущий свои корни в Талмуде.

Могут ли быть разные мнения от Бога?«Два спорящих приходят к раввину. Первый излагает свое мнение. Раввин говорит: ты прав. Второй излагает мнение, несовместимое с первым. Раввин говорит: и ты прав. Тогда присутствующий здесь третий еврей говорит: как же так? Это же невозможно! они не могут быть правы оба! А раввин говорит ему: и ты тоже прав»

В еврейской традиции оказывается – это нормально иметь разные ответы на один и тот же вопрос. Мы не говорим сейчас о каких маргинальных группах, которые своё мнение считают абсолютной истиной а говорим именно об общем направлении в иудаизме.

В талмудической литературе можно найти множество споров на самые разные темы, когда мудрецы придерживались диаметрально противоположных воззрений: то, что одни считали чистым, другие полагали нечистым, то, что один мудрец запрещал, другой разрешал.

Нам нужна ваша поддержка!

Маймонид говорил по этому поводу, что Моше получил от Всевышнего несколько правил и инструментов анализа текста, позволяющих устанавливать новые законы на основании зафиксированных письменных источников (Танаха). И руководствуясь этими правилами, праведные мудрецы последующих поколений, вдохновляемые Свыше, вывели множество самых разных законов. Но поскольку разные мудрецы (например, школы Гилеля и Шамая) могли применять эти принципы по-разному и исходить из разных посылок, в результате, естественно, возникло множество споров и разногласий. Вместе с тем даже взаимоисключающие мнения мудрецов можно было справедливо назвать «словами Б-га живого» – ведь все они действовали в рамках единой правовой системы, основы которой были заложены на Синае.

В отличии от христианского мира, Тора не имеет какого либо систематического богословия. Это не еврейский подход к Писанию. А все потому что еврейское понимание слова – вера. Имеет совсем не то значение, что имеет слово – вера в греческих писаниях.

Если мудрецы, живущие в Израиле и думающие на иврите, понимали её так как они понимали, то те же самые евреи, живущие в галуте (рассеянии) впитали в себя греческую мудрость и образ мышления, уже могли понимать это уже немного по-другому. А что уж говорить о тех, кто вообще не был знаком ни с ивритом, ни с еврейским мышлением?!

В Торе мы встречаем только один догмат. Это «Шма Исраэль – Адонай Элохейну Адонай эхад!» (слушай Израиль, Господь Бог один есть). Именно этого единственного, чего все евреи держатся всей своей жизнью и крепостью.

А на всё остальное можно иметь разное толкование и разное мнение.

Так в чем разница между греческим и еврейским подходом к вере?

Понимание веры в греческом языке вытекает из слова «пистис» πίστις (вера, убежденность) – (вероисповедание)

Это существительное, означающее что у меня есть набор утверждений, которые я считаю истинными. И в этом суть веры. Подход не еврея к вере в основном в том, что я признаю что-то правильным и истинным. Я могу признавать, что есть Бог. Или, что записанный Новый Завет – истинен. В этом суть греческого понимания веры. Для такого мышления важно иметь набор правильных ответов, правильных убеждений. И тогда ты будешь правильно верить. Это акт интеллектуального признания чего-то истинным. Поэтому вера в догматы – это очень важно.

Я вспоминаю свою учебу в теологическом институте. Когда у нас зашел глубоко теологический спор с нашим профессором. И когда удалось доказать свою правоту и практически подвести его к этому выводу, он вдруг «сдулся» и так и не произнес этого своими устами. Тогда я не понял почему он этого не сделал, а выяснилось гораздо позже. Когда я узнал, что организация которое платила ему зарплату, раз в год обновляла с каждым из посылаемым им людей свой договор, который включает перечень догм, в которые должны верить их посланники. И человек, который не соглашался с каким-либо пунктом, увольнялся и считался отступником. Это яркий пример нееврейского подхода к вере. Мы имеем набор правильных ответов, с которыми я должен соглашаться. Вот почему так важно иметь единственно правильный ответ на свой вопрос.

Теперь посмотрим на еврейское слово – вера.

На иврите это эмуна (אמונה) означает верность, надежность, доверие.

Доверять и хранить верность догматам невозможно. Это можно кому-то, кто является личностью. Потому что это подразумевает под собой отношения. В Торе она не встречается как существительное. Только отглагольные существительные: доверять, довериться, верить.

Когда русскоговорящий человек говорит о религиозном человеке, говорит, что он верующий. Но в иврите это вообще не употребляется. Хотя такое слово и существует. Потому что выражение «hУ маамин» (он верующий), это одновременно и глагол.

Пример. Если я хочу сказать: я верю, я скажу: «ани маамин». И если я хочу сказать, что я верующий, я скажу: «ани маамин».

Я скажу одинаково как в первом случае, так и во втором.

Это означает, что я доверился Всевышнему, я храню Ему верность. Для этого мне нужны отношения. Взаимоотношения сторон.

А греческое слово – может быть абсолютно односторонним. Мне не нужна вторая сторона, чтобы считать что-то правильным.

Вот почему для еврея неважно иметь правильный ответ, чтобы верить. В отличие от не еврея.

Ему как раз-таки важно иметь правильное утверждение, чтобы правильно верить. Ведь согласно его вере, чем правильнее его доктрина, тем правильнее и истиней его вера.

Пусть поможет нам Всевышний, чтобы понять это и открыться для мировоззрения, которое кажется противоречащий нашему. Никто не заставляет принять его на себя. Но глупо отказываться и уходить в оппозицию. Теряя при этом возможно и глубину Его откровений!

Могут ли быть разные мнения от Бога?

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Пожертвуй