Подписывайся на наш канал Телеграмм
Зеркало на Там Там

Тринадцать столетий, со времени завоевания Ханаана израильтянами до периода, последовавшего за восстанием Бар-Кохбы, евреи говорили на иврите. Затем он вышел из живого употребления, и в течение более 16 столетий евреи говорили на других языках, пока около ста лет назад в Стране Израиля не был возрожден разговорный иврит.

Для того чтобы объяснить, почему древние евреи перестали говорить на иврите, надо вспомнить, что уже со времен Вавилонского пленения некоторая часть еврейского народа пользовалась другими языками. Те, кто жили в Вавилонии, говорили по-арамейски, а те, что поселились в Египте, перешли на греческий язык эллинистического периода. Даже в самой Палестине были районы, такие как Галилея или Прибрежная равнина, где местное население говорило на арамейском или греческом. Разговорный иврит преобладал только в Иудее, но и там он был весьма далек от библейского. Это был так называемый язык Мишны или «язык мудрецов». Когда Иудея обезлюдела в результате войны 66-70 гг. н. э. (разрушение Иерусалима) и восстания Бар-Кохбы (132-135 гг. н. э.), остатки ее еврейского населения переселились на Прибрежную равнину и в Галилею, где беженцы постепенно перешли на арамейский язык.

Тем не менее, в продолжение всего периода рассеяния (с 70 г. н. э. до 1948 года) евреи никогда не переставали читать и писать на иврите. В период рассеяния на этом языке была создана обширнейшая литература, включающая религиозные и естественнонаучные сочинения, художественную прозу, стихи, пьесы и т. п. Более того, в некоторых странах евреи постоянно писали частные письма и документы на иврите. Например, в средневековой Англии (12-13 века) они писали на этом языке даже долговые ведомости, куда заносились ссуды, данные ими неевреям.

Иногда иврит служил и средством устного общения. Мы располагаем сведениями о том, что евреи из разных стран разговаривали друг с другом на иврите, если у них не было другого общего языка. На рынках евреи говорили на иврите, чтобы их не поняли покупатели-неевреи. Особо набожные говорили по субботам только на иврите. Но никто и никогда не пытался использовать иврит в качестве обиходного языка. Евреи были народом Книги; какое значение имела обиходная речь по сравнению с литературным языком? Кроме того, в средние века язык не служил национальным признаком народа, так как еще не существовало наций в современном смысле. Когда отдельные народы Европы поднялись на борьбу за национальную независимость и за право использовать свой национальный язык для государственных и общественных нужд, евреи еще не считали себя, как и долгое время после этого, народом, подобным другим. Они начали создавать современную литературу на иврите по типу западной, но не пытались использовать этот язык в официальных или в каких-либо других целях, кроме литературных.

Только в одной точке земного шара в 19 веке иврит широко использовался как разговорный язык. Этим местом был Иерусалим и, в меньшей степени, остальная часть Эрец-Исраэль. Здесь встречались евреи из разных общин: ашкеназы, говорящие на идиш, и сефарды, говорящие на арабском или еврейско-испанском. Подобно средневековым евреям, они говорили друг с другом на иврите – единственном языке, до некоторой степени понятном им всем. Поскольку сефарды составляли большую часть торговцев и ремесленников, их произношение было воспринято также ашкеназскими евреями для контактов на рынке. Но никто не считал иврит языком национальным.

В 1881 году в Эрец-Исраэль приехал молодой литовский еврей, принявший имя на иврите – Элиэзер Бен-Иехуда. Еще в Литве он пришел к убеждению, что евреи – это нация, а их национальным языком является иврит. С этих позиций он написал в 1879 году статью на иврите «Жгучий вопрос», которая появилась в венском журнале «Ха-шахар». В ней он изложил свои революционные идеи. В Париже он начал говорить на иврите. Там он встретил евреев из Палестины, у которых научился сефардскому произношению. Когда Бен-Иехуда прибыл в Эрец-Исраэль, он говорил на иврите со всеми, с кем ему приходилось встречаться, и убедился, что они могли отвечать ему на том же языке.

Сразу же по прибытии в страну он провозгласил два новых принципа: люди должны говорить на иврите дома и иврит должен стать единственным языком школьного обучения. Сам он провел в жизнь оба эти принципа. В течение некоторого времени он вел преподавание на иврите в школе Альянса в Иерусалиме и говорил дома только на иврите. Когда у него родился сын, иврит стал первым языком ребенка. Итамар Бен-Ави, как его позднее называли, был первым ребенком, родным языком которого являлся современный иврит.

Продолжение следует…

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]
Хаим Рабин - Очерки по истории иврита

Если вы обнаружили битую или несуществующую ссылку. Пожалуйста сообщите нам через обратную связь.

Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль выше...