Подписывайся на наш канал Телеграмм
Зеркало на Там Там

Владимир Янкелевич, Военный эксперт “Полосы

Песах… Сегодня нам, живущим в Израиле, от детей до «золотого возраста», известно и про Исход, и про «ман», и про обычаи праздника. Давно, в начале 60-х, в Баку, где я жил, у синагоги на Карганова перед Песахом собиралась большая очередь за мацой. Стоять приходилось долго, все волновались, как обычно, – «хватит – не хватит», – а я периодически подменял отца в этой очереди. Мацу покупали в больших коробках, ставили на шкаф и хрустели ею всю неделю. Вот примерно этим и ограничивались мои знания о Песахе. Позже, когда я приезжал в Баку в отпуск, если он выпадал на Песах, то тетя Нина готовила пасхальный обед для меня и жены. Какая это была красота! Я как сейчас помню золотистый пирог из мелко молотой мацы, суп с нежными мацовыми клецками и многое другое. Тогда бы и учиться у нее, но не хватало понимания, а когда оно появилось, то ее было уже не спросить.

В 1992-м году во Владивостоке мы с друзьями решили провести Седер. Идея возникла не на пустом месте. Уже достаточно активно работал «Сохнут», владивостокский офис возглавляла Люда – «еврейская мама», как ее звала молодежь, хотя сама она и была не намного старше их. Там, в сохнутовском центре, у Люды в пятницу вечером собиралась «еврейская тусовка». Это был еще не кабалат шабат, но уже что-то зарождалось, какое-то брожение, тяга к «истокам»… Интернета еще не было, но уже появилась литература, книги по истории, «Агада». Вот мы и решили провести Седер, как было описано в полученных книжках.

Народу собралось примерно 120 – 140 человек – от стариков до школьников. Мацу прислали из Москвы поездом, передали через проводников, все остальное мы делали на «местных ресурсах». Во главе, в качестве патриарха, сидел Коган (он вскоре с сыном уехал в Израиль). Все держали в руке брошюры и изо всех сил старались выполнить все так, как написано.

Иллюстрация. Фото: Getty Images

Все это было уже давно, поколение назад… Там, за импровизированным столом сидело «поколение исхода», те, кто стремился выйти из «Египта». Наверное не важно, что было их побудительными мотивами, как говориться – «сделай, как можешь, потом сделаешь лучше!» Может быть, им просто обрыдла советская власть, а может, просыпалось, подавляемое ранее из инстинкта самосохранения, еврейское самосознание. Кто знает? Но факт остается фактом – подавляющее большинство из них вскоре осуществило на практике слова Агады: «В этом году – здесь, в будущем году – в Стране Израиля. В этом году – рабы, в будущем году – свободные люди».

Кем они были? Как и все евреи – очень и очень разными. Были среди них потомки Нахшона, первым вошедшим в воды Ям Суф (Красного моря), и, когда вода почти заливала ноздри, море расступилось пред ним. Препятствия вообще боятся смелых и упорных.

Были потомки бесстрашных воинов Иешуа Бин-Нуна и Калева, тех двух разведчиков, которые не испугались исполинов и неприступных крепостей Земли обетованной, сказавших «Зе ма ше еш, вэ им зэ ненацеах» – «Это то, что есть, и с этим мы победим!» Точно ли именно так сказали Бин-Нун и Калев, мне неизвестно, но так сейчас говорят в ЦАХАЛе.

Были там, на первом после долгого перерыва, Седере и потомки тех десяти разведчиков, которые убеждали народ, что прийти сюда, к Земле обетованной, было ошибкой, что в Египте истязали и унижали, но не всех же и не всегда, да и вообще разумнее «слиться с местностью», чтобы не заметил надсмотрщик… Они были «поколением пустыни», которое должно было избавиться от отравившего душу страха, прежде чем войти в Страну. Но они, пришедшие на Седер со страхом в душе, были одновременно и поколением победителей, сломавших хребет гитлеровской военной машине.

Все так, но даже не это важно. Важно то, что их дети и внуки уже не будут страдать галутными комплексами, хотя ген «греха разведчиков» все еще дает рецидивы.

Не потомки ли тех 10 разведчиков убеждают нас сегодня в Израиле в том, что путь, как они называют, «болезненных уступок» – единственный верный путь?

Есть такая история: Шли два еврея и вели высокоученый спор о тонких материях. О каких именно – сказать не могу, может они спорили о точном количестве казней египтян в Песах, а может и о чем другом, не менее важном, не знаю. Да и не важно это, а важно то, что вдруг увидели они два рулона ткани.

— О! – сказал один – Мы нашли два рулона. Один мне, а второй, по справедливости, тебе.

— Нет, – сказал другой, – Я увидел раньше тебя, и оба рулона мои.

Поскольку этот спор не был высокоученым, то разрешить его они не смогли и пошли к судье. Судьей в ту пору в Израиле был Самсон.

— Элементарно! – сказал он. – По одному рулону у вас спора нет. Один говорит, что он его, а второй так же говорит, что по справедливости, ему действительно нужно этот один рулон отдать.

— Так! — подтвердили евреи.

— Один рулон отдаем ему, поскольку все с этим согласны. Насчет второго – есть якобы неразрешимое противоречие: один требует себе, а второй себе.

— Так! — опять подтвердили евреи.

— Мое решение по второму рулону следующее: разделить его пополам, и каждому дать половину!

Вот такой суд. Да и верно все, если ты сам согласен что-то отдать, то кто, какой судья будет против?

Об этом древнем суде забывают наши потомки разведчиков-паникеров. Все, что ты согласен отдать – возьмут, а остальное будут делить и возмущенный крик: «Мы же уже все уступили!» – не поможет. Ответят, мол, что уступили, то уступили, а остальное будем делить.

«Вымогательство, — писал Бенцион Нетаниягу, отец нашего премьер-министра — возрастает с кормлением». Это забывают сегодняшние «миротворцы», но только безусловный отказ от «греха разведчиков» сохранит нам страну, нашу землю, самоуважение и уважение окружающих.

Почему? А потому, что мы на Востоке, где уважают сильных, где на слабых смотрят с презрением.

Вот и президент США подключился к проверке живучести «греха разведчиков» среди израильских студентов. В своей речи Обама призвал их оказывать давление на политиков: «Дни, когда Израиль мог добиваться мира просто посредством кучки автократических лидеров, эти дни прошли. Мир должен будет достигнут народами, а не правительствами».

Во времена Исхода это давление выражалось в попытке побития камнями вождей народа. Интересно, что именно имел ввиду Обама под «давлением» сейчас, в наше время? Какой мир, достигаемый народами, а не правительствами он имел ввиду? Возможно ливийский?

Он не уточнил, просто сказал и улетел.

Сегодня, когда вышел праздник Песах, я поздравляю всех с тем, что Судьба, Всевышний, ЦАХАЛ (пусть каждый выберет себе сам по своему усмотрению) поддерживали и оберегали нас, и дали нам дожить до времени этого!

Сказано: «Не бойся и не страшись! Страх и боязнь породят новое 9 Ава».

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]
Евреи вчера и сегодня, или Грех разведчиков

Если вы обнаружили битую или несуществующую ссылку. Пожалуйста сообщите нам через обратную связь.

Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль выше...