Ваишлах — Берешит (Бытие) 32:4-36:43

616 Просмотров




Подписывайся на наш канал Телеграмм
Зеркало на Там Там

Ваишлах - Берешит (Бытие) 32:4-36:43«Бог сказал Иакову: встань, пойди в Вефиль и живи там, и устрой там жертвенник Богу, явившемуся тебе, когда ты бежал от лица Исава, брата твоего. 2 И сказал Иаков дому своему и всем бывшим с ним: бросьте богов чужих, находящихся у вас, и очиститесь, и перемените одежды ваши; 3 встанем и пойдем в Вефиль; там устрою я жертвенник Богу, Который услышал меня в день бедствия моего и был со мною в пути, которым я ходил. 4 И отдали Иакову всех богов чужих, бывших в руках их, и серьги, бывшие в ушах у них, и закопал их Иаков под дубом, который близ Сихема.
5 И отправились они. И был ужас Божий на окрестных городах, и не преследовали сынов Иаковлевых.
6 И пришел Иаков в Луз, что в земле Ханаанской, то есть в Вефиль, сам и все люди, бывшие с ним,
7 и устроил там жертвенник, и назвал сие место: Эл-Вефиль, ибо тут явился ему Бог, когда он бежал от лица брата своего.
9 И явился Бог Иакову по возвращении его из Месопотамии, и благословил его, 10 и сказал ему Бог: имя твое Иаков; отныне ты не будешь называться Иаковом, но будет имя тебе: Израиль. И нарек ему имя: Израиль. 11 И сказал ему Бог: Я Бог Всемогущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих; 12 землю, которую Я дал Аврааму и Исааку, Я дам тебе, и потомству твоему по тебе дам землю сию. 13 И восшел от него Бог с места, на котором говорил ему.
14 И поставил Иаков памятник на месте, на котором говорил ему [Бог], памятник каменный, и возлил на него возлияние, и возлил на него елей; 15 и нарек Иаков имя месту, на котором Бог говорил ему: Вефиль» (Быт.35:1-15)

וַיֹּ֤אמֶר יַעֲקֹב֙ אֶל־בֵּית֔וֹ וְאֶ֖ל כָּל־אֲשֶׁ֣ר עִמּ֑וֹ הָסִ֜רוּ אֶת־אֱלֹהֵ֤י הַנֵּכָר֙ אֲשֶׁ֣ר בְּתֹכְכֶ֔ם וְהִֽטַּהֲר֔וּ וְהַחֲלִ֖יפוּ שִׂמְלֹתֵיכֶֽם׃
(Вайомэр Йаков эль-бейтО вэЭль коль-ашЭр имО асИру эт-элоэй анехар ашер бэтохехем вэИтаару вэахалифу симлотейхем)

«И сказал Йааков своему дому и всем, кто с ним: Уберите богов чужих, которые среди вас, и себя очистите и перемените ваши одежды». Берешит 35,2

Откуда в семье Яакова взялись (אֱלֹהֵ֤י הַנֵּכָר֙)?
Чужие боги…

Большинство комментаторов, комментируя это место, говорят, что это была добыча со Шхема. Если вы вспомните, что произошло до этого момента, то сыновья Яакова напали на город Шхем, сын царя которого изнасиловал их сестру Дину.

Но на самом деле, это не обязательно. Ведь в то время еще не было Торы и не было заповеди запрета иметь у себя эти предметы, конечно, надо оговориться, с условием, если ты не поклонялся им.

Проблема была не столько в этих божках, что они имели их, а в том, что они шли в Бейт-Эль, чтобы построить там жертвенник Всевышнему и служить Ему. А так как они должны были поклониться настоящему Б-гу, нужно было выкинуть всех остальных, фальшивых. Кроме того, что они должны были очиститься и сменить свою одежду.

Очищение и смена одежд всегда были связаны с подготовкой к Храмовой службе Всевышнему.

Посмотрите на эти места Писания:

יֹּ֙אמֶר יְהוָ֤ה אֶל־מֹשֶׁה֙ לֵ֣ךְ אֶל־הָעָ֔ם וְקִדַּשְׁתָּ֥ם הַיּ֖וֹם וּמָחָ֑ר וְכִבְּס֖וּ שִׂמְלֹתָֽם(Исход 19, 10) –
«И сказал Господь Моисею: пойди к народу, и освяти его сегодня и завтра; пусть вымоют одежды свои»

וְכֹֽה־תַעֲשֶׂ֤ה לָהֶם֙ לְטַֽהֲרָ֔ם הַזֵּ֥ה עֲלֵיהֶ֖ם מֵ֣י חַטָּ֑את וְהֶעֱבִ֤ירוּ תַ֙עַר֙ עַל־כָּל־בְּשָׂרָ֔ם וְכִבְּס֥וּ בִגְדֵיהֶ֖ם וְהִטֶּהָֽרוּ (Числа 8, 7) – подготовка левиим к служению в Храме.

«А чтобы очистить их, поступи с ними так: окропи их очистительною водою, и пусть они обреют бритвою все тело свое и вымоют одежды свои, и будут чисты»

То, что на русский язык переведено как «освятиться», это слово לקדש (лекадэш) и означает на языке Танаха, — «выделить, подготовить для какой-то цели»

Поэтому «освятиться и омыть одежды» нужно было не потому, что произошло моральное падение, а потому, что предстоял переход на новый, более высокий, уровень служения Всевышнему.

Мы видим, что они даже вытащили серьги из своих ушей.
Это не говорит нам о том, что серьги – зло, но то, что, скорее всего, там были изображены изображения «аводы-зара»

В стихе 7 мы увидим, что Яаков дает этому месту название «Бейт-Эль» (Дом Б-жий).

Это очень символично: Всевышний открылся ему перед уходом в Харан, когда он бежал к Лавану и теперь снова открывается в том же месте, при его возвращении на свою родину. Б-г обновляет Свой завет с Яаковым и его потомством.

Давайте пока остановимся на этом месте и поговорим еще об одном событии. Но, несомненно, мы еще вернемся сюда.

Сегодня наша глава Торы Ваишлах совпадает с наступающим праздником Ханука.

Что это за такой праздник и как он возник?

Примерно в середине четвертого тысячелетия от сотворения мира Иудею покорил новый захватчик – Александр Македонский. Он не был тираном, как его преемники, проявлял великодушие и терпимость и практически не вмешивался во внутреннюю жизнь страны. Ему нужна была только дань, а солдаты-евреи в его армии могли и не служить по субботам.
Опасность надвигалась с другой стороны, незаметно: она исходила от греческой культуры. Мощная империя несла завоеванным новую цивилизацию, ослеплявшую слабых величием и славой. Язык захватчиков становился вскоре государственным, а вслед за ним входили греческие искусство, обряды… Так случилось и в Иудее. Сначала сюда пришли греческие монеты, затем единицы измерения – веса, объема и меры, потом язык государственных бумаг, официальные названия, имена, календарь, литература… обычаи и нравы. Постепенно, но настойчиво культура греков вторгалась в еврейскую жизнь.

Проходили десятилетия, количество приверженцев новомодной греческой культуры – эллинистов – увеличивалось, как и влияние их на Святой Земле. Борьба поклонников безнравственного культа силы против оставшихся верными еврейскому образу жизни становилась все более яростной и открытой…

Ко времени Хашмонеев, на смену былым сравнительно благодушным царям, пришел жестокий тиран и убийца – Антиох «Эпифан» (т.е. «любимец богов» по-гречески). Но собственный его народ, как свидетельствуют историки, очень скоро переделал «эпифан» на «эпиман» – умалишенный, что вполне отвечало вспыльчивому и беспощадному характеру царя. Однако он был совсем не глуп, весьма образован, разбирался в искусствах и проявил себя талантливым полководцем. Хороший политик, Антиох твердо правил своей страной и усиленно внедрял культуру греков в завоеванных государствах, понимая, что ассимиляция чужих народов – вернейший способ их подавления и что не может быть единой державы без общей для всех его подданных религии и культуры.
А в Иудее в ту пору шла открытая борьба между эллинистами и первосвященником Иохананом. Родной брат Иоханана – Иеошуа – перешел в лагерь ассимилянтов, сменил имя на греческое – Ясон, возглавил партию эллинистов и в конце концов получил место брата, предложив жадному Антиоху более высокую дань. Условием сделки был не только непомерный гнет для жителей Иудеи. Ретивый Ясон немедленно приступил к распространению и навязыванию греческих культовых обрядов. Языческие школы, праздники и спектакли стали государственным делом, и со временем духовный уровень еврейского народа опустился, как никогда раньше.

Ясона сменил другой эллинист, предательски убивший благочестивого Иоханана. Новый «первосвященник» заплатил за свой пост Антиоху священными сосудами Бейт-Амикдаш. Народ Иудеи был возмущен беспредельно, и, когда разнесся слух о гибели на войне Антиоха, ободренные этой вестью евреи немедленно прогнали предателей-эллинистов.

Но слух был, увы, ошибочным. Узнав о бунте Иудеи против его ставленника, Антиох пришел в дикую ярость, сам возглавил войско карателей и привел в беззащитную Иудею армию вандалов. Опьяненные легкой добычей, они убивали настолько неистово, что за три дня резни в Иерусалиме погибло несколько десятков тысяч мужчин и женщин, стариков и детей. Бейт-Амикдаш был ограблен дочиста, были похищены и прекрасная Менора (семи-свечник) из чистого золота, и чудесные святые золотые сосуды. Но и этого показалось мало бесноватому «эпиману»: осквернив Бейт-Амикдаш, он превратил его в языческий храм. По приказу царя перед святым жертвенником поставили, объявив божеством, золотой идол – изваяние царя Антиоха. Он принес в жертву свинью на жертвеннике храма.

Подавив взбунтовавшихся, он разрушил также военные укрепления вокруг Иерусалима и с помощью постоянного оккупационного войска решительно принялся уничтожать основу непокорного духа евреев – их религию. Практически Антиох был первым в истории изувером, показавшим миру неизвестное ранее отвратительное зрелище религиозных гонений… Если до той поры культура греков внедрялась сравнительно мирными способами, без насилий, то теперь за соблюдение евреями религиозных предписаний проливалась кровь. Одно наказание – смертная казнь – грозила отныне любому за соблюдение субботы, за чтение или обучение Торе, за обрезание, кошерную пищу, за произнесение молитв. Владельцев свитков Торы сначала истязали, а потом сжигали заживо вместе со свитками. Он запретил основные постулаты веры евреев: Субботу, обрезание, изучение Торы и святость семьи.

Но он не мог предвидеть, что жестокие гонения приведут к обратному. Именно варварские попытки искоренить святую веру отцов, пробуждали равнодушных, укрепляя их в Торе. Активнее, чем раньше, собираются теперь евреи в молитвенных домах и, рискуя жизнью, вдохновенно учат Тору, хотя ежедневно вокруг многие их братья и сестры расплачиваются за это мученической смертью.
Чашу терпения еврейского народа переполнил очередной, быть может, самый лютый указ Антиоха. Царь приказал отрядам своей армии побывать в каждом городе и селе Иудеи, устанавливая там языческих идолов и жертвенники для поклонения им. Не рассчитывая на большое число предателей-эллинистов, Антиох велел силой заставлять евреев приносить жертвы идолам, а не подчинившихся – предавать немедленной смерти.

Антиох спокойно покинул раздавленную, как ему казалось, Иудею, оставив здесь часть своей регулярной армии – отлично вооруженную и опытную в военном деле. Отряды этого войска, выполняя указ, обходили город за городом… Пламя восстания вспыхнуло в маленьком городке Модиин, где жили старый священнослужитель Матитьяху Хашмоней и пятеро его взрослых сыновей. Как обычно, военный отряд построил на главной площади городка жертвенник для поклонения идолу, согнал туда всех жителей и потребовал немедленного исполнения греческих обрядов.
– Даже если весь народ Иудеи, – смело воззвал Матитьяху, – подчинится приказу и откажется от веры отцов, я и мои сыновья все равно останемся верующими евреями! – И его слова остановили перепуганных жителей Модиин.

Тогда вперед выступил еврей-эллинист, готовый немедленно принести жертву Юпитеру. В гневе ударил изменника Матитьяху и убил на месте, а сыновья его, выхватив ножи, напали на растерявшихся солдат – убили многих, прогнали остальных и тут же уничтожили языческий жертвенник.

Эта крохотная в масштабах всей Иудеи вспышка мужества, оказалась тем самым камнем, который сбрасывает вниз лавину. «Кто за Б-га – ко мне!» – позвал Матитьяху и увел присоединившихся в пещеры Иудейских гор.

Маленький отряд Матитьяху постепенно разрастался. К нему присоединились многие из укрывшихся в горах, чье терпенье иссякло. Не ожидая появления войска карателей, – а евреи не сомневались, что такое войско вскоре появится – повстанцы начали партизанскую войну. Прячась в пещерах и устраивая засады, они внезапно нападали на врага, уничтожая небольшие отряды. Их была горстка вначале, но они наступали, разжигая тем самым дух восстания по всей Иудее.
Престарелый Матитьяху не дожил до победы. Почувствовав приближение смерти, он собрал вокруг себя близких и сказал: «Я чувствую, приближается мой последний час. Пусть сын мой Иегуда ведет вас к победе над врагами единого Б-га. Хотя вы и малочисленны, не отчаивайтесь и надейтесь на Него одного… Помните Давида, который бесстрашно встретился с Голиафом, доверившись Б-гу! Тот, кто отозвался на их мольбы в беде, Тот поможет сейчас и вам. Не бойтесь, доверьте судьбу свою Б-гу, да благословит и сохранит Он вас!»

Матитьяху скончался на руках сыновей, завещав им единство и волю к борьбе, пока Бейт-Амикдаш не будет очищен от идолов, а имя Б-га опять не станет превыше всего на Святой Земле. Сына Шимона Мудрого он назвал своим преемником и духовным руководителем евреев. И старый Матитьяху не ошибся в выборе: сын его – Иегуда, впоследствии прозванный Могучим, проявил себя блестящим полководцем, одержал множество побед и разбил наголову несколько армий царя Антиоха, а Шимона Мудрого выбрали впоследствии первым первосвященником свободной Иудеи.
Но настоящая война только начиналась. Одержав несколько малых побед над оккупационными войсками, Иегуда Могучий разбил первую регулярную армию, посланную царем Антиохом.
Во главе следующей экспедиционной армии Антиох поставил лучшего своего полководца; более сорока тысяч пехоты было в том войске и семь тысяч кавалерии против шести тысяч воинов-евреев. Только чудо, считали они, может помочь им в этом бою и, одержав победу, окончательно поверили, что Б-г на их стороне…

Еще большей была следующая армия и еще величественнее окончательная победа.
Но евреи разгромили главное войско безумного Антиоха, выбросили врага за пределы страны и триумфально вошли в Иерусалим. Выполняя завещание отца, Иегуда Могучий немедленно принялся восстанавливать оскверненный язычниками Бейт-Амикдаш. Глаза его были полны слез, а сердце гнева, когда он увидел следы неслыханного святотатства. Не теряя ни минуты, принялись евреи за работу: выбросили идолов за дверь, восстановили разрушенный жертвенник, а вместо украденной золотой временно установили простую железную Менору.

Подготовив Храм к освящению, евреи обнаружили, что все кувшины со специальным оливковым маслом для святой Меноры раскрыты и осквернены. Они нашли только один небольшой кувшинчик с ненарушенной печатью коэн гадола (первосвященника) (убитого предателями первосвященника Иоханана), но этого масла могло хватить лишь на сутки горения семисвечника. А взять другое масло было негде, ведь его извлекали из особого сорта олив, которые росли в одном — единственном месте Иудеи, и надо было ждать не менее восьми дней, пока наберется нужное количество масла. Хотя бы потому, что по закону только первые две капли, выжатые из отборных олив, считались пригодными для святой Меноры.

Однако никто не хотел откладывать праздник обновления (хануку) Бейт-Амикдаш.
25 кислева 3622 г. (138 г. до н.э.) под светом засиявшей наконец-то Меноры, прошла благоговейная церемония молитв, жертвоприношений и веселья. И радость народа сопровождало великое чудо: Менора не угасла, как ожидали, – она продолжала гореть и на следующий день, и на третий, и на четвертый… восемь дней подряд сияли ее яркие огни, пока не прибыло новое, приготовленное по всем правилам масло.

Так Б-г показал, что Он не забывает свой народ…

С тех пор по решению наших Мудрецов мы ежегодно празднуем восемь дней Хануки – Освящение Бейт-Амикдаш, зажигая Ханукальные свечи и читая молитвы, где благодарим Его за чудеса и помощь Хашмонеям, потому что «в те дни в это время» наша вера была спасена от величайшей опасности, когда-либо ей угрожавшей.

25 кислева начинаются восемь дней Хануки.

(Талмуд, Трактат Шабат, 21).

Ханука — это празднование того, что, когда греки вошли в Святилище и осквернили все масло, то потом, когда дом Хасмонеев победил их, и искали масло, чтобы зажечь Менору (Храмовый светильник), и нашли только один кувшинчик, и было в нем масла только на один день, – и случилось чудо, и масло горело все восемь дней (нужные для приготовления нового). И на следующий год эти дни сделали праздничными, установили для них чтение благодарственных молитв и Псалмов, прославляющих Бога».

Итак, что мы имеем здесь?

У нас есть две истории.
И они вроде бы далеко стоят друг от друга в истории Израиля.
Но этих двух историй есть нечто общее.

И это огромное желание обновить свой завет с Всевышним.

В случае с Яаковым, Б-г Сам проговорил ему возвратиться на то место, где он раньше встретился с Ним. И ему нужно было убрать все мешающие вещи в его семье, которые могли бы помешать им, взойти на новый уровень отношений с Всевышним и друг с другом.

В случае с оскверненным храмом, евреям пришлось вести тяжелую войну, чтобы вернуть место служения Всевышнему. И когда это, наконец, произошло, нужно было обновить Храм, чтобы вновь там возможно было служение Б-гу.

В Новом Завете мы видим, что этот праздник продолжался праздноваться.

«Настал же тогда в Иерусалиме праздник обновления, и была зима. И ходил Иисус в Храме в притворе Соломоновом» (Евангелие от Иоанна, гл. 10, ст. 22-23)

Что общего у этих двух историй? Это ключевое слово: «Обновление».

Что сделал Яаков? Он взял всех маленьких божков, которые совсем не боги и закопал их в землю.
Что сделали священники, когда отвоевали храм обратно? Они выкинули все предметы язычества и вновь зажгли светильник в храме. И даже, по всем законам, он должен был гореть один день, но чудо свершилось, и он горел достаточно долго, чтобы появилось новое масло.

О чем это говорит мне?

Наши отношения с Всевышним, и наши отношения друг с другом, в эти дни Хануки, должны быть обновлены.

И поэтому я призываю сегодня каждого из нас. Давайте решимся расстаться с какими-то мелкими божками в нашей жизни, как сделал это Яаков. Эти маленькие вещи не позволять нам перейти на более новый уровень с Всевышним и соответственно они помешают и нашим отношениям друг с другом.

И как в случае с обновлением Храма, возможно, не смотря на то, что мы понимаем, что у нас осталось очень мало масло, очень мало любви к Б-гу, любви к своей жене или мужу, но я призываю поступить как поступили эти священники — зажги вновь свой светильник. И Б-г Великий свершит чудо для тебя.

Ты будешь обновлен, и твой светильник будет продолжать гореть достаточно долго, что ты поймешь – это Его чудо обновления, чудо Хануки!

С обновлением!

Обсудить здесь

 

 

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]


Если вы обнаружили битую или несуществующую ссылку. Пожалуйста сообщите нам через обратную связь.

Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль выше...