Ваигаш — Берешит (Бытие) 44:18-47:27

470 Просмотров




Подписывайся на наш канал Телеграмм
Зеркало на Там Там

Краткое содержание:

Когда в мешке Биньямина обнаружился якобы похищенный кубок, братья застыли в растерянности. Только Йегуда вышел вперед и начал, используя все свое красноречие, умолять Йосефа освободить Биньямина, предлагая себя взамен. Йосеф, наконец, убедился, насколько братья изменились с тех пор, как бросили его в яму, и решил им открыться.

Братья чрезвычайно смутились, поняв, что это был им урок за содеянное, но Йосеф иx утешил, сказав, что в происшедшем была доля Б-жественного провидения. Йосеф отправил иx к Яакову в Кнаан с приглашением приехать в Египет, где он мог бы о них заботиться. Яаков сперва не мог поверить в то, что рассказали ему сыновья, но увидев колесницы, присланные Йосефом он воспрянул духом и отправился вместе со всей семьей и всем нажитым имуществом, чтобы поселиться в одной из земель Египта, земле Гошен. В Беэр-Шеве Б-г явился Яакову в ночных видениях и сказал, что не нужно бояться переселения в Египет, ибо это часть Б-жественного плана, и там Б-г сделает его потомков многочисленным народом.

Тора перечисляет потомков Яакова, всего семьдесят человек, пришедших с ним в Египет, где, спустя двадцать два года разлуки, Йосеф встретился со своим отцом. Он обнял отца и заплакал от радости. Йосеф позаботился о расселении всего семейства в земле Гошен. Затем он привел своего отца и пятерыx братьев на встречу с фараоном, который проявил заинтересованность в их судьбе и получил от Яакова благословение.

Йосеф провел в Египте реформу, в результате которой вся земля, кроме принадлежавшей жрецам, оказалась во владении фараона, и все земледельцы обязаны были отдавать ему пятую часть урожая. Тем временем сыновья Яакова-Израиля осели в земле Гошен, и их численность все увеличивалась.

Сомнения Йосефа

Давайте сегодня постараемся вникнуть в те мысли, которые были у Йосефа в тот момент, когда он подверг испытанию своих братьев? Почему он не захотел, открыться им сразу как узнал их?
Почему он, будучи правителем всего Египта, не послал посыльных к своему отцу?
Ведь идти-то было всего 8 дней до места их проживания?
Но за все эти года, он ни разу, не послал ни одной новости, о том, что он жив.
Почему он повелел им привести его брата по его матери. И потом когда это все же произошло, он как бы «подставляет» его, подкладывая ему в сумку свой кубок? Для чего нужен был весь этот спектакль?

Что же все-таки произошло в его душе?

Одно из предположений говорит.

Её озвучивает Рамбан:

«Написано, что увидев, как братья кланяются ему, Йосеф вспомнил о своих снах, и понял, что ни один из тех снов пока еще не исполнился: ведь все одиннадцать братьев (а не десять) должны были ему поклониться согласно снам. И поскольку с ними не было Биньямина, то Йосеф задумал всю эту хитрость, для того, чтобы они привели и Биньямина к нему, для того чтобы сначала исполнился первый сон.

Поэтому он не хотел им сразу открыться: ведь отец пришел бы немедленно (и тогда исполнился бы второй сон – прежде первого). Но после того, как исполнился первый сон, Йосеф открылся братьям с целью осуществить и второй сон.
И если не это (т.е. необходимость, чтобы исполнились оба сна в их изначальном порядке), то это означало бы, что Йосеф тяжко согрешил, заставив своего отца страдать по нему в течение девяти лет (когда у него была возможность сообщить Яакову, что он жив, но он не сделал этого)
И даже если он хотел отомстить братьям, как же не сжалился он над отцом? Но все сделал Йосеф великолепно, своевременно, преследуя цель исполнить сны…

И я утверждаю, что все действия Йосефа объясняются его глубокой мудростью в разгадывании снов, иначе следует удивиться – как это Йосеф, будучи управляющим в доме важного министра в течение длительного времени, не послал весточки отцу, чтобы утешить того, ведь от Египта до Хеврона всего около шести дней пути. Да даже если бы это заняло целый год – все равно следовало бы уважить отца, сообщив ему о себе – а тот бы уж выкупил его даже за большие деньги.
Но Йосеф знал, что братья должны ему поклониться, и также отец, и с ним все его потомство, и это невозможно было сделать в их стране. И он надеялся, будучи в Египте, видя свое великое преуспевание там – и тем более после того, как услышал сон фараона, из которого ему это стало окончательно ясно – что все придут туда, и исполнятся все его сны»

Есть и второе предположение.

Рав Ицхак Арама пишет:

«Меня удивляет то, что написал Рамбан: что Йосеф сделал это (т.е. не сообщал отцу о себе столько лет) для того, чтобы исполнились его сны. И какая польза была бы ему, если бы его сны исполнились? И даже если в этом была бы какая-то польза – ему не следовало бы совершать такое преступление по отношению к своему отцу. Но ему следовало бы отвратить себя от прегрешения перед отцом, ведь только от Того, кто дает сны, зависит, в каком виде они осуществятся. Большая глупость со стороны человека пытаться осуществить свои сны: ведь то, как именно они осуществляется — выше понимания сновидца.

Что он имеет ввиду? А то, что Йосеф хотел проверить, сделали ли братья тшуву (покаяние).

Мы все помним, как его братья отнеслись к нему, когда он умолял их помиловать его.

Прошло уже много лет, и Всевышний дал забыть эту несправедливость, он простил своих братьев, понимая, что это был план Единого Б-га. Но ему все же надо было проверить, насколько изменились его братья. Остались ли они прежними и готовыми из зависти продать собственного брата.

А как лучше всего проверить, если не брате, родного от матери Рахэль? Ведь если братья ненавидели его, то наверняка они не будут питать особых чувств и к его брату по крови. И Йосеф хотел воссоздать примерно такую же ситуацию и сейчас.

Он хотел видеть покаяние или жестокость их сердца. Ведь написано в Мишне Тора, Хильхот тшува 2, 1, что «полное покаяние – это когда человек попадает в точности в такую же ситуацию, но на этот раз он не совершает преступление»

И из всей этой ситуации, он смог бы понять, что представляют из себя его братья и, смотря на это, открыться им или нет.

Но если смотреть на текст Писания, мы уже видим в словах братьев раскаяние.
Йосеф понимал их язык, когда они думали, что он египтянин и потому не понимает. Он слышал их горькие слова, сожаления в том, что они натворили.

«И говорили они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали; за то и постигло нас горе сие.
22 Рувим отвечал им и сказал: не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались; вот, кровь его взыскивается» (Быт.42:21,22)

И слыша все это, зачем ему понадобилось продолжать их испытывать?

И потому эти вопросы дают основание и для третьей версии этой истории:

Йоэль Бин-Нун говорит:

«Также и вся эта идея (что Йосеф намеревался проверить братьев – насколько они раскаялись) весьма сомнительна.

Во-первых, складывается четкое впечатление, что это объяснение придумано «задним числом»: известный результат выдается за первоначальный план.

Но эти стихи намекают нам то, что Йосеф намеревался оставить Биньямина у себя — то ли из-за опасения, что братья рано или поздно рассчитаются также и с ним (как намекает на это Рамбан – по пути в Египет, Сейчас они не могли ничего ему сделать, потому что должны были представить его перед Йосефом; но по пути обратно они могли бы совершить против него злодейство за то, что он получил в пять раз больше них и был явно предпочтен правителем Египта — так же, как случилось ранее с Йосефом, когда Яаков выражал ему свое предпочтение);

То ли из-за того, что он хотел открыться только Биньямину, и тогда уж спланировать – вместе с Биньямином – каким образом связаться с отцом и привести его к ним.

Также возможно, что Йосеф хотел привести к тому, что Яаков лично пришел бы, чтобы освободить своего сына (Биньямина), или он хотел услышать от Биньямина обо всем, что случилось с момента его продажи в Египет, и может быть даже намеревался создать из сыновей Рахели отдельное независимое семейство.

Ну тогда, почему же Йосеф не сообщал о себе семье в течение девяти лет?

«Всевышний управляет миром, используя также и ошибки людей, и даже их грехи, но это не превращает грехи в мицвот, а тьму – в свет. Если бы Йосеф планировал причинить мучения отцу с целью проверить братьев, без того, что у него имелось прямое пророческое указание на это, то он был бы действительно большим грешником. И возможно, что никакая проверка не преуспела бы.

В том единственном случае, когда Йосеф испытывает свою силу – когда просит у виночерпия помощи – он остался еще на два года в тюрьме.

Поэтому мы должны вернуться к началу, и сказать, прежде всего, что Йосеф не знал о том, что братья зарезали козла и обманули отца, сказав, что Йосеф растерзан. Подобная мысль даже не приходила ему в голову! Поэтому на протяжении всех тринадцати лет рабства и подъема к власти Йосеф удивляется: где же отец?! Почему никто не ищет его? Египет близок к Земле Кнаан, отец Йосефа – человек уважаемый и известный, имеющий весьма разветвленные семейные и политические связи.

В караване йишмеэлим-мидьяним наверняка были не слишком дальние родственники (Берешит 25, 1-5), и никто не может утверждать, что невозможно было бы разыскать хотя бы одного из этих караванщиков! И если у Яакова есть достаточно посланцев и рабов для того, чтобы сопровождать стада навстречу Эсаву, то уж тем более есть у него люди, чтобы искать Йосефа. Яаков этого не делает, потому что думает, что Йосеф растерзан, но Йосеф-то этого не знает!

К удивлению Йосефа добавляется глубокая тревога, которая растет с течением лет – никто не приходит! Где отец?! К этому добавляется другой жестокий голос: «Почему отец послал меня к братьям? Почему меня немедленно раздели, когда я пришел? Почему бросили в яму? Разве отец не знал, насколько опасны Шимон и Леви, я ведь ему говорил о них.
И что сказали отцу братья, когда вернулись? Неужели отец на самом деле не узнал ничего о том, что они сделали?»

Эти мысли перемешиваются, пробуждая попеременно волны страха и отчаяния, гнева и ненависти. Достаточно и нескольких месяцев, чтобы сойти с ума — яма, продажа в рабство, верблюды – и никто не приходит!.. Глубокое отчаяние сменяется тихим примирением со своей участью. Ничто не препятствует больше острому как бритва выводу: братья убедили отца.
До его продажи? После? Неизвестно! Или Йосеф, или мы все! Кто-то должен умереть! Лучше расстаться – как предложил Авраам Лоту, как Авраам отослал Ишмаэля, как ушел Эйсав.

Нет сомнения: отец смирился с тем, что Йосеф должен быть изгнан – гордец, ведущий себя вызывающе, сплетник, порождающий ненависть и склоки, мечтающий властвовать над отцом и матерью…

Но возможно ли, что отец смирится с изгнанием любимого сына, первенца своей матери, того, кого он выделил рубахой? А вспомни, как вручил Авраам своему сыну Ишмаэлю бурдюк с водой, отправляя в пустыню! Как он был брошен под каким-то кустом! Как победила Сара! Как услышал ее Всесильный!
И еще: как сдался Ицхак! Как проиграл любимый им Эйсав! Как победила Ривка! Как услышал ее Всесильный!

И наконец – есть ли защита у отцовской любви?
Ведь твоя мать — Рахель – уже умерла, а Яаков остался с Леей.
Не говорила ли она что-либо против него? Не отверг ли его отец? Сдался ли? Сказал ли Всевышний Яакову, что Йосеф согрешил и проиграл?

Тринадцать лет подобных душевных страданий привели к выводу: жить с традицией из отцовского дома – но вне его! Не грешить перед Всесильным — даже если Он и отверг его за грех гордыни. Не приближаться к жене хозяина.

Когда Йосеф пришел к власти, ему уже было ясно, что ему следует строить свою жизнь вне отчего дома – так решил относительно него Всевышний!
А отец – хоть и любил, хоть и протестовал, но был вынужден сдаться и смириться (с потерей Йосефа).

Когда родился его первенец, сын египтянки, Йосеф выплеснул скопившееся на душе: «Всесильный помог мне позабыть мои мучения и весь отцовский дом» (Берешит 41, 51).
С рождением второго сына Йосеф уже успокоился: «Всесильный дал мне потомство в стране бедствия моего» (52).

Яаков ошибочно думал, основываясь на окровавленной рубашке, что Йосеф растерзан.
Может, он еще верил в чудо: а вдруг все-таки они ошиблись – может кто-то нашел человека и спас его. Но эта иллюзия немедленно прогонялась глубоким трауром.

А Йосеф ошибочно думал, основываясь на рубашке, которую с него сняли, что он изгнан из дома за гордыню, проявившуюся в его снах. Он решил, что отец уступил нажиму братьев, сдался в борьбе за любимого сына, присоединил Йосефа к списку отвергнутых членов семьи.

Когда Йосеф увидел братьев, то вспомнил свои сны.
Когда услышал от них об отце, его сердце ёкнуло. Все старые тревоги всплыли вновь: действительно ли? Возможно ли это?

Йосеф решает: надо привести Биньямина — родного брата. Он знает все — почему отец позабыл обо мне? Что случилось? Биньямин должен придти в Египет и остаться у него. От него можно будет узнать все об отце, и обо всем, что произошло с тех пор.
Тогда уж Йосеф решит, открываться ли братьям, или нет.

Йосеф решает сдержаться и выяснить, как и почему он был наказан и отослан из родного дома, так что о нем позабыли. Но Иегуда нарушил его планы, сломав стену. Иегуда вышел на спасение Биньямина, используя аргументы, касающиеся престарелого отца – может правитель смилостивится и отменит суровый̆ приговор? Иегуда расшатал стену, возведенную Йосефом, пересказывая слова Яакова: «Вы же знаете, что двоих родила мне моя жена. Один ушел от меня и, очевидно, был растерзан. С тех пор я его не видел. Если вы еще и второго возьмете от меня, то если случится с ним что-нибудь, то я умру» (Берешит 44 27-30).

Йосеф не слушает продолжение! Он открывает истину: отец введен в заблуждение! Отец думает, что он растерзан! Сидит все это время в трауре по нему, плачет и кричит! Не уступил, не забыл, не сдался! Братья не уговорили отца! Не было забвения! Жив ли еще отец? Все забвение оказалось ошибкой.

Мне представляется, что подобному понимаю событий нет препятствий с точки зрения пшата (простого понимания) по той простой причине, что оно основано на самих словах Торы, на словах Иегуды, который «сломал» Йосефа, когда открыл ему, что отец в трауре по нему, думая, что он растерзан, а также на основании объяснения имени Менаше, которое дал Йосеф.

Только такое объяснение не предполагает, что Йосеф изначально планировал точь-в- точь то, что случилось в конце. Ясное свидетельство Торы, что то, что случилось в конце, было плодом совершенной неожиданности и явного высшего Плана, и нарушило все планы Йосефа.

Мы вольны выбрать любую точку зрения. Почему он поступил, так или иначе.

Но что самое главное мы видим во всем этом рассказе про — это то, что, в конечном счете, происходит то, что задумал Всевышний. И делает это, не понятными для нас путями. Мы планируем одно, но исполняется лишь то, что было запланировано Всевышним.

Что бы не задумал Йосеф, Б- г сделал все по своему.

«Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не сделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю» (Исаия 46:10)

«Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом» (Притчи 19:21)

Какой урок нам?

То, что мы должны поступать, как мы видим правильным, идя Его дорогой, но одновременно с этим, знать, что только Всевышний имеет право поставить последнюю точку над всеми нашими усилиями.

Не огорчайся, если Б-г корректирует то, что ты делаешь. Так нужно! Ведь если ты желаешь быть Его не только на словах и стремишься участвовать в глобальном «восстановлении мира» ты обязательно будешь подкорректирован в своих делах.
И это, в конечном итоге будет лучшим, что мы планируем сегодня.

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]


Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль ниже...