В начале было слово (Алекс Бленд)

197 Просмотров




Подписывайся на наш канал Телеграмм

Сегодня мы будем говорить о прологе евангелия Иоанна. Немного расскажу о самом евангелии. У нас есть три синоптических евангелия, они называются так, потому что, по большей части, описывают одни и те же события. Евангелие Иоанна — особенное евангелие. На первый взгляд, Йешуа, как он представлен у синоптиков и у Иоанна — это разные люди. Йешуа Матфея — скромный учитель, который мало говорит о себе, но говорит о торе, о Всевышнем. В евангелии Иоанна мы находим такие слова как: «Я есть путь, истина и жизнь», «Я свет миру», «Я хлеб жизни» и много других, чего нет в других евангелиях. Во времена Йешуа у евреев была тора и пророки, было много книг с разными откровениями, но была вещь которую не записывали — учение раввинов, устная тора. Евреи стали записывать устную тору в середине второго века, когда народ уже был в рассеянии, тогда был записан свод закона. Мы можем сказать, что самые ранние еврейские книги — это евангелия.

Когда Лука начинает свое евангелие, он говорит (Лк.1:1-4): «Как уже многие начали составлять повествования о совершенно известных между нами событиях, как передали нам то бывшие с самого начала очевидцами и служителями Слова, то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать тебе, достопочтенный Феофил, чтобы ты узнал твердое основание того учения, в котором был наставлен». Лука пишет какому-то человеку, о котором мы знаем, что его зовут Теофил (или это просто «любящий Бога»), который был наставлен (видимо устно), после чего Лука решил написать ему письменно, потому что уже многие так сделали. Записать слова учителя — это поступок на который было сложно решиться, ибо это было не принято. Возможно поэтому, когда мы смотрим на евангелия синоптиков, каждый из них повторяет то, что написали другие, практически записывает то, что уже записано. Евангелие Иоанна самое позднее, оно написано, когда Иоанн был уже стар. К тому времени появилось уже много подложных евангелий и видимо, осознавая свой авторитет, он решил записать все, что осталось не записанным. Поэтому в евангелии Иоанна есть самые удивительные, самые страшные слова Йешуа. Когда мы читаем другие три евангелия мы узнаем о том, как Йешуа жил, о том, что он был распят и воскрес. И если мы не знаем учение церкви — мы не знаем зачем все это было и, что, собственно, изменилось после его смерти и воскресения? Почему это с ним произошло? Что изменилось в мире после того, как это случилось? Если мы хотим найти ответы на эти вопросы, у нас есть два источника: евангелие Иоанна и послания Павла, которые дополняют друг друга.

Есть еще одна особенность евангелия Иоанна — создается впечатление, что оно написано не для евреев. Например, Иоанн говорит (Ин.2:13): «Приближалась пасха иудейская», евреи и так знают, им не надо объяснять. В другом месте (Ин.7:2): «Приближался праздник Иудейский — поставление кущей» или говорит (Ин.4:9): «Иудеи с Самарянами не сообщаются». Все это, как-будто указывает на то, что Иоанн пишет тем, кто не знает, чей праздник Песах. Но есть и другой взгляд:

В те времена начал процветать гностицизм — учение, которое говорило, что когда-то был злой и страшный бог (бог ветхого завета) и пришел в мир добрый бог Иисус, и победил того плохого бога; между Йешуа и ветхозаветным богом нет ничего общего. Поэтому, для Иоанна было важно показать, что Йешуа соблюдал все еврейские праздники (в глазах самарянки он выглядел, как иудей), и жил как иудей, и его близкий ученик Иоанн должен был это засвидетельствовать. Поэтому, когда мы говорим о евангелии Иоанна, мы должны говорить о нем, как о еврейском тексте. Когда мы читаем его глубже, то видим насколько это еврейский текст. Это то, что мы попробуем сделать сегодня, когда будем читать первые 18 стихов евангелия Иоанна.

«В начале было слово и слово было у Бога и слово было Бог». Когда мы читаем «в начале», мы вспоминаем, как начинается первая книга торы: «В начале сотворил Бог небо и землю». Как творил Бог? Мы читаем, что Бог сказал: «Да будет свет», Бог творил словом, слово — Его инструмент, и в псалмах мы находим неоднократно: «Твоим словом установлены небо и земля». Еврейская традиция говорит, что мир создан десятью речениями Всевышнего.

В перовой главе книги Бытие девять раз упоминается «и сказал Всевышний», спрашивается: а где десятое речение? Ответ, который дает традиция, само слово «в начале» — это и есть десятое речение, это то самое слово, которым Всевышний творил мир. Но это слово неизреченное, потому что еще не было мира, куда можно было его изречь, поэтому это слово существовало у Него в недрах, как замысел, как мысль, ибо слово можно сказать когда есть что-то вовне. Поэтому, пока мир не был создан нельзя было это слово извлечь наружу. И первым словом стало «в начале». Это довольно древнее придание и читатели Иоанна его знали. Иоанн говорит в третьем стихе, что все начало быть через это слово и без него ничего не начало быть. Мы говорили, что этим словом были сотворены небо и земля, но в первоисточнике, на иврите, сказано: «небо [и все что в нем1] и землю [и все что наней1]», и далее Всевышний говорит: «да произрастит земля… да полетят птицы…» т. е. земля и небо выводят из себя то, что в них было заложено: земное и небесное, и все это сотворено тем первым словом.

Иоанн говорит, что в нем был свет для каждого человека. Если мы вспомним еврейскую историю, то во времена, когда Иоанн писал свое евангелие, было очень много неграмотных людей, буквально, не умеющих читать и писать. Они приходили в синагогу каждую субботу и им читали фрагмент из торы на иврите, но большинство не понимало иврит, ведь разговорным языком был арамейский, поэтому при чтении торы ее сопровождали пояснительным переводом. До нас дошли отдельные фрагменты этих переводов и мы можем посмотреть, как объясняли тору людям в первом веке новой эры. Есть такой фрагмент на самый первый стих библии: «В начале Всевышний сделал небо и землю, это было сотворено особым светом, который должен был раскрыться в человеке, свет — в котором можно увидеть Всевышнего, для того чтобы человек, который будет сотворен, мог узнавать Всевышнего». Другое предание говорит о том, что каждый человек перед рождением обучается ангелом всей торе при помощи Божественного света и перед тем как человек рождается ангел бьет ребенка пальцем по устам и ребенок все забывает (когда я был маленький, нам рассказывали, что ямка между носом и верхней губой это след от пальца ангела). Так или иначе у евреев есть знание о том, что до рождения человека, ему светит особый свет, и что тора больше чем текст — это особый Божественный свет. В этом контексте мы можем понять первые пять стихов, они знакомы евреям, но не знакомы не евреям, ибо в то время не евреи не знали этого предания.

Далее Иоанн пишет о Иоанне Крестителе, что он пришел свидетельствовать о свете. Почему нужно было свидетельствовать? Потому что этот свет должен был прийти во плоти, слово должно было стать плотью и жить среди нас. Опять же, если мы обратимся к еврейской традиции и посмотрим арамейские переводы истории, когда Моисей возносит в пустыне змея, мы увидим, что было тяжелое противостояние, людей жалили змеи. И Моисей поднял змея, для того, чтобы каждый, кто на него смотрел, не умирал от укуса. Всевышний повелел Моисею поставить змея, и сказано, что Моисей поднял его на то, что на иврите названо, как נס (нес). У этого слова два значения: первый — длинный шест, на него вешают флаги; второе — чудо. Еврейский текст говорит: «Моше повесил змея на чудо», он подбросил его в небо и змей остался висеть сам по себе. Тогда каждый, кто смотрел на него исцелялся, как говорит арамейский перевод, исцелялся только в том случае, если верил, что в этом змее живет слово Божье. Перевод написан для очень простых людей и предупреждает, что не дай Бог, чтобы вы не подумали, что это змей исцеляет или не исцеляет, нет, исцеляет только слово Божье, которое воплотилось в змея. Арамейский перевод гласит, что это было то слово, которое вручило Моисею тору на Синае. И везде, где Всевышний открывался Израилю — это открывалось Его слово. Это объяснялось простым, неграмотным людям, женщинам и детям, приходящим в синагогу т. е. это не какое-то закрытое знание, доступное немногим, а очень понятный, даже детям, уровень — слово Божье должно было прийти во плоти, но уже и раньше, по разному, открывалось в этом мире. Сейчас, как говорит Иоанн, слово Божье стало плотью и обитало среди нас.

Попробуем понять, для чего оно должно было прийти. Когда мы читаем первую главу Бытия, как Всевышний сказал: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему», чтобы этот человек мог, как написано, управлять миром, и над рыбами, и птицами, даже над змеями — это цель, ради которой человек сотворен. А следующий стих говорит, что человек был сотворен по образу и не написано, что по подобию. Комментарий говорит, что человек создан по образу, а к подобию он только предрасположен и должен им стать. Когда он сможет это сделать? Когда в нем сможет жить слово Божье. Изначально, по мнению еврейской традиции, Адам был сотворен для того, чтобы Бог в нем жил, подобие было только для него задумано. Если бы Адам оставался в святости2 он бы получил это подобие, но он не устоял в святости, совершив грехопадение, и подобие пропало, так и не став реальным. Потом, после выхода Израиля из Египта, народ получил тору — слово Божье. И когда в псалмах читаем: «Все вы боги», еврейская традиция говорит: «Когда были сказаны эти слова? Кода Израиль стоял у Синая и принял тору, и это сделало весь народ «как боги» (потому что в них жило слово Божье)». Израиль сделал золотого тельца и началась длинная история со взлетами и падениями.

И в чем собственно добрая весть о которой говорит Иоанн? Что слово стало плотью, что слово Божье может жить в человеке помимо закона о жертвоприношениях, которые позволяли человеку просто не умирать. Раскрылся свет и никто уже не бьет детей по устам, и можно не забывать этот свет. Казалось бы, осуществился замысел Всевышнего, но все не так просто: «Он пришел к своим, но свои его не приняли», его не принял не только народ, в десятом стихе сказано, что и мир его не познал. Мы (евреи) часто слышим вопрос: «Почему евреи не приняли Йешуа? Ведь он пришел к своим, а свои его не приняли», но тут написано, что и мир его не познал, не одни евреи. Изначально только маленький остаток из всех народов смог его познать, и это не то, что весь мир его принял, а евреи нет — почти никто не принял. «Но те, кто принял, они получили власть быть сынами Божьими». Что это за власть? Почему не право, не должность, не звание? Потому что до того, как они его приняли, они были в рабстве испорченной природы Адама. Адам был создан, как сын Божий, но он не устоял в этом и его испорченная природа властвовала над ним. Те же, кто приняли Йешуа отменили власть испорченной природы, и получили власть быть сынами Божьими3, не наследуя природу плоти и крови и хотения мужа. И в таком новом состоянии слово жило среди людей и Иоанн свидетельствует, что он видел его славу, как рожденного от Отца. Помните, что говорил Йешуа Филиппу, который сказал: «Покажи нам отца и довольно», Йешуа ответил ему: «Я столько время с вами и ты не знаешь меня? Тот кто видел меня, видел Отца». Иоанн, когда он пишет это евангелие, он уже понимает, что тот, кто видел Йешуа, видел Отца. И он говорит, что мы видели того самого человека, которого Всевышний хотел создать в первый день творения. Есть возможность быть человеком с Богом воплоти, в котором может жить Бог. Это то, что было Божественным замыслом изначально.

Радостная весть не в том, что нет наказания, а в том, что у греха больше нет власти и, что можно Богу быть сыном — в этом осуществление замысла Всевышнего. Когда Иоанн говорит: «Вот радостное известие», он говорит: «Замысел всевышнего осуществился полностью. Мы можем победить врага. То, к чему шла вся история человечества — осуществилось!». Иоанн не возвещает спасение, как избавление от наказание в аду, он говорит: некоторые — маленький остаток — приняло свет, уверовали в него и получили власть, чтобы в них жил Бог. Почему так? Потому что закон дан через Моисея, а благодать и истина, через Мессию Йешуа. Может быть кто-то увидит здесь противоречие? Что Моисей дал, что-то одно, а через Йешуа дано, что-то противоположное, какая-то альтернатива. Если же мы изучаем евангелия, изучаем послания Павла, мы можем увидеть, что благодать и истина, о которых говорит здесь Иоанн — это способность, чтобы закон (тора) стал нашей природой. Когда пророк пророчествовал о новом завете, который будет заключен (Иер.31:31-34), что придет время, когда тору не надо будет учить, она будет написана на сердцах всех, от малого до большого, все будут знать Бога — это благодать и истина, которая открылась через Йешуа Машиаха; рожденный от Бога сын — явил нам это.

Первые восемнадцать стихов евангелия — ключ ко всему евангелию, пролог, который говорит о том, о чем дальше пойдет речь. Не один другой евангелист не рассказывает этого. Может быть потому что все знали, зачем должен прийти Машиах? Или наоборот, потому что это была великая тайна? Иоанн пишет в конце двадцатой главы, для чего написано его евангелие: «Я написал это все, для того чтобы вы верили, что Йешуа — это сын Божий, и веруя имели жизнь во имя его» — в этом, собственно, евангелие.

Что это значит веровать? Много народа верует и ходит каждое воскресенье в церковь, а все остальное время живет обычной мирской жизнью. Чем они отличаются от тех, кто старается, стремится к святости? Может быть достаточно только веровать и будешь иметь жизнь? Если посмотреть греческий, или арамейский перевод евангелия, мы можем увидеть одно интересное отличие: Иоанн говорит, чтобы вы веровали, что Йешуа — Машиах, сын Божиий; а жизнь вечная — это не награда за веру, а еще одна заповедь, которую надо исполнять т. е. мы должны веровать, что Йешуа это сын Божий, что в нем жил Бог и веруя в это, иметь жизнь вечную — это значит, самим становиться сосудами в которых живет Бог — это не награда, а действие, которое нам заповедано (просто веры не достаточно). Тот, кто верит, понимает, как стать таким в котором живет Бог, и если мы станем такими, этого не достаточно, просто верить — мало, как говорит апостол: «И бесы веруют», но в бесах не живет Бог. Всевышний, должен был покорить Себе все и мы можем покорить Ему свою греховную природу — это жизнь вечная, то что мы должны сделать и в этом суть благой вести, что это стало для нас доступно (хоть и для малого количества людей, как сказал Иоанн, что мир его не принял).

Вот, собственно, предисловие книги Иоанна. Говорить можно очень много на эту тему и тема довольно сложная, но следует ее учить, что мы и делаем

Блог Рава

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]


Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль ниже...