Размышления над трактатом Суккот

640 Просмотров




В трактате Талмуда «Сукка» подробно разбираются законы построения временного жилища с крышей, через которую просвечивают звезды. Его строят, чтобы исполнить повеление Торы, обязавшей каждого еврея жить семь дней не под крышей, а под навесом из веток. Дни праздника Суккот – время исполнения этой заповеди.

В первой мишне трактата говорится: «Сукка, которая выше двадцати локтей (двенадцати метров), не годится для исполнения заповеди». И вот мы, прочитав эти слова, начинаем думать, что уже все поняли. Однако знать – это только пол-дела. Необходимо выяснить, на чем основывается закон, т.е. докопаться до его смысла.

И вот возник спор между тремя мудрецами конца третьего – начала четвертого века. Раба утверждал, что заповедь жить в сукке вытекает из слов «… чтобы знали поколения ваши, что в шалаши поселил Я сыновей Израиля, когда вывел их из земли египетской» (Ваикра, 23:43). И человек, сидя под крышей из веток, помнит о том, что у него над головой, только в том случае, если ветки находятся ниже двадцати локтей. В противном случае он, будучи занят делами, забудет о том, что укрывает его от зноя». А раби Зейра приводит другой отрывок, но уже не из Торы, а из пророка Йешаяу: «И сукка будет давать днем тень и спасать от зноя и будет укрывать от ливня…» (4:6). И утверждает: «Если человек сидит в сукке ниже двадцати локтей (двенадцати метров), он сидит в тени, отбрасываемой ее покрытием, а если он находится в сукке выше двадцати локтей, то он сидит в тени стен». Дело в том, что минимальный размер основания сукки – семь ладоней на семь ладоней, или семьдесят сантиметров на семьдесят сантиметров. И, если в Израиле построить сукку с минимальной площадкой в основании и поднять ее стены выше двенадцать метров, то лучи солнца не попадут в нее, даже когда оно будет стоять в зените. В сукку, построенную на экваторе, попадут, а в Израиле – нет. Отсюда вытекает, что стены не могут быть выше двенадцати метров.

Так что же, на других широтах допустимые размеры сукки будут определяться по-другому?

На этот вопрос у раби Зейра готов ответ: «В других странах не надо жить». Он сам с большим трудом переселился в Израиль из Персии, учился у раби Йоханана в Тверии, и старался забыть те методы изучения Торы, которыми он овладел в Персии. И, обращаясь к Всевышнему, он повторял слова царя Давида: «В темноте ты меня поселил».

Рава, объясняя, почему нельзя исполнить заповедь в сукке, которая выше двенадцати метров, напоминает, что сукка должна быть временным жилищем, как сказано: «В сукке живите семь дней» (Ваикра, 23:42). А человек, как правило, не строит временное жилище, у которого потолок находится на высоте двенадцать метров – он не захочет ради нескольких дней укреплять столбы и возводить прочные стены.

И, как всегда, возникает вопрос: «В чем суть спора? Почему мудрецы, чтобы подтвердить свое мнение, не воспользовались одним и тем же стихом Торы? »

Все объясняется взглядом на жизнь каждого из них.

Раба жил в Персии, был главой йешивы в городе Пумбэдита. Многие из его учеников, по примеру раби Зейра, переселились в землю Израиля и учились в Тверии у великого учителя раби Йоханана. Но он не последовал их примеру, хотя они и пытались его уговорить (Недарим, 59а). Раба смотрит в прошлое. Заповедь для него – это воспоминание о том, что было, когда сыновья Израиля вышли из Египта. Поэтому он и основывается на стихе Торы «…чтобы знали поколения ваши, что в шалаши поселил Я сыновей Израиля, когда вывел их из земли египетской» (Ваикра, 23:43). И пока Всевышний не изменит время, ничего нельзя сделать, чтобы приблизить светлое будущее. И сыновья Израиля могут удостоиться избавления только, если будут соблюдать заповеди и, таким образом, хранить память о прошлом.

Рава, хотя также жил в Персии и создал йешиву в городе Мэхоза, придерживался другого мнения: сыновей Израиля в изгнании может сохранить только постоянное ожидание избавления, взгляд, устремленный в будущее. «Когда человек, окончив земную жизнь, предстает перед Небесным судом, – говорил Рава, – его спрашивают: «Ожидал ли ты избавления?» (Шабат, 31а). А как можно ждать избавления, если в изгнании Б-г отдалился от сыновей Израиля? Ведь ждать раскрытия Б-жественного присутствия может только тот, кто знает, что это такое. И Рава считает, что и в изгнании Всевышний раскрывает себя сыновьям Израиля: не постоянно, а только время от времени, но дает почувствовать, что Он рядом. И сукка для Равы – символ Б-жественного присутствия. Но поскольку Оно не пребывает с сыновьями Израиля в изгнании постоянно, то и сукку нельзя делать постоянным жилищем.

А раби Зейра? Он в Израиле. В изгнании – темнота, и заповеди – формальность, так как с их помощью невозможно создать каналы для восприятия Б-жественного света. А для раби Зейра темнота изгнания закончена, и он живет с ощущением постоянного Б-жественного света: смотрит далеко в будущее, ожидая не только избавления народа Израиля, но и исправления всего мира, раскрытия Б-жественного света такой силы, что вокруг каждого человека будет сукка из света, который будет и источником знаний, и источником удовольствий, и защитой от зноя и от холода. Поэтому, законы сукки раби Зейра учит из стиха пророка Йешаяу: «И сукка будет давать тень днем от зноя, и будет укрытием от ливня…» (4:6). И тот, кто изучал пророка Йешаяу знает, что в этом стихе речь идет о сукке из света.

Не знаю, кто как, а я солидарен с раби Зейра: те, кто живут в Израиле, живут в свете Б-га и ожидают раскрытия еще большего света. А изгнание – темнота. Там либо тянет в прошлое, либо люди живут надеждой, которая то появляется, то исчезает.

Рав Зеев Мешков

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Если вам понравилась эта статья, Пожалуйста, оцените её Кликни иконку в соц.сетях
А так же поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль