Послание к Галатам (рав Алекс Бленд) — 2 часть

566 Просмотров




Подписывайся на наш канал Телеграмм
Зеркало на Там Там

Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший милостью Своею, благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я возвещал Его язычникам, — я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью, и не пошёл в Иерусалим к предшествовавшим мне посланникам, а пошёл в Аравию и опять возвратился в Дамаск.

На этот раз он говорит о событии, о котором читатели Послания, скорее всего, знали из его личного свидетельства или из различных устных преданий, имеющих хождение в общинах. Павел говорит, что даже получив откровение от Йешуа, и осознав что Тот, учеников которого он гнал, угождая людям, и есть настоящий Мессия Израиля, даже тогда Павел не стал советоваться с людьми. Было бы, как кажется, логичным, получив подобное откровение, стать учеником  одного из здравствующих посланников Йешуа. Но Павел не пошёл таким путем, а отправился в Аравию, видимо, желая переосмыслить учение в свете откровения, а затем вернулся в Дамаск. То есть, пока Павел не сформировал внутри себя новое учение – благую весть на основании собственных знаний,  человека, преуспевавшего более своих сверстников, и на основании откровений, полученных через Йешуа – он не отправился встречаться с Его посланниками.

1.18 — 24

Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать. Другого же из посланников я не видел никого, кроме Иакова, брата Господина. А в том, что пишу вам пред Богом, не лгу. После сего отошёл я в страны Сирии и Киликии. Общинам Мессии в Иудее лично я не был известен, а только слышали они, что гнавший их некогда ныне возвещает веру, которую прежде истреблял, и прославляли за меня Бога.

Как мы известно из дошедших до нас текстов эвионитов («нищенствующих»), представителей секты последователей Йешуа, соблюдающих закон и ритуальную чистоту, они обвиняли Павла в том, что он лживо выдает себя за образованного иудея. В этих обвинениях звучало и сравнение с Эсавом. Известен мидраш, что Эсав любил выдавать себя за человека ученого, чтобы понравиться отцу. Часто проходил он под окнами дома учения и слушал, о чём идут занятия. Затем он приходил к отцу и с видом невинности, переходящей в святость, спрашивал, надо ли отделять десятины с соломы и соли. Таким образом, Эсав производил на своего отца впечатление человека праведного. В таком «эсавском» стиле жизни обвиняли и Павла. Поэтому он рассказывает, что ничего не взял от посланников Йешуа. Его учение построено не на умствовании или насмешке над принятом от предшествовавших ему посланников учении, но на реальном откровении и только на нём.

2.1 — 5

Потом через четырнадцать лет, опять ходил я в Иерусалим с Варнавою, взяв с собою и Тита. Ходил же по откровению и предложил там, и особо знаменитейшим, весть, которую я проповедую язычникам, не напрасно ли я подвизаюсь или подвизался. Но они и Тита, бывшего со мною, хотя и Еллина, не принуждали обрезаться, а вкравшимся лжебратиям, скрытно приходившим подсмотреть за нашею свободою, которую мы имеем в Мессии Йешуа, чтобы поработить нас, мы ни на час не уступили и не покорились, дабы истина благой вести сохранилась у вас.

Павел продолжает свое свидетельство о Божьем и человеческом в его служении. Он говорит, что уже, будучи утвердившимся учителем, через 14 лет после обращения, он пришёл в Иерусалим, взяв с собой необрезанного грека Тита. В чём была особенность такого поступка? Мы знаем, что евреи, как в стране Израиля, так и за её пределами, резко ограничивали свое общение с не евреями. Запрещалось вместе есть, пить, находиться под одной крышей. По сути, запрещалось всякое общение. Самые ранние свидетельства такому обычаю у иудеев мы находим в греческих источниках. Так, Гекатей Абдерский (322-285 д.н.э.) писал, что иудеи практикуют антиобщественный и нетерпимый образ жизни (apanthropon tina kai misoxenon bion). Аполлоний Молон (1 век д.н.э.) писал об иудеях, как об атеистах и мизантропах, не готовых общаться ни с какими другими людьми (koinonein). А его современник — Диодор Сицилийский первый упомянул, что иудеи отказываются принимать пищу с другими (trapezes koinonein). Помпей Трог писал, что евреи не живут и не едят вместе с другими людьми. Тацит писал, что евреи не ночуют под одной крышей и не едят с инородцами. И в конце второго века н.э. Филострат писал, что евреи не разделяют трапезу ни с кем из инородцев.

В книге Деяний мы видим, как сложно было Петру войти в дом язычника. Петр говорит (Деян. 10:28):

И сказал им: вы знаете, что Иудею возбранено сообщаться или сближаться с иноплеменником; но мне Бог открыл, чтобы я не почитал ни одного человека скверным или нечистым.

Талмуд содержит запрещение вкушать даже свою собственную пищу, принесенную на одну трапезу с язычниками. А в сборнике мидрашей «Пиркей дерабби Элиэзер» мы читаем:

Почему все рабы Авраама, которые были обрезаны вместе с ним, не присоединились к Израилю? Ради чистоты, чтобы не осквернить господина своего своей едой и напитками. Ибо всякий, кто ел с необрезанным, словно ел с собакой. Как пес необрезан, так и язычник необрезан. Прикасающийся к необрезанному, словно прикоснулся к мертвому. Моющийся с необрезанным, словно мылся с прокаженным. Ибо они при жизни мертвы, а в смерти, как падаль полевая.

В свете всех приведенных источников, можно достаточно ясно увидеть, насколько сильна была у израильтян традиция отстраняться от язычников, и, следовательно, насколько смелым был поступок Павла, на основании личного откровения «заявиться» с язычником в собрание посланников Йешуа. Но Павел достаточно доверял откровению.

Для него ясно, что вера в Мессию Йешуа очищает язычника и снимает необходимость ограждаться от него. Для него так же ясно, что эта вера столь преобразует его самого, что для него перестает быть «инфекционно»-опасным общение с язычником. Причиной запрета  общения с язычниками была опасность отойти от веры отцов и склониться к идолопоклонству. Этот запрет приводил к столь сильной изоляции, что израильтяне, вполне возможно, ощущали себя в золотой клетке или, если это продемонстрировать на другом примере, маленьким ребенком, которому запрещено разговаривать с незнакомцами. Запрет этот, безусловно, продиктован заботой о ребенке, но, тем не менее, является серьёзным ограничением.

Посланники Йешуа, авторитеты мира верующих, общались с Титом, не поднимая темы обрезания. Но хотя сами посланники и не отстранились от Тита, видимо, нашлись в их окружении люди, которых Павел называет вкравшимися лжебратьями, которые, опять же, как мы можем предполагать, требовали ограничить Тита в общении. Здесь Павел, возможно, имеет ввиду, включая в свое «мы» и самих «знаменитых». Он говорит, что свободу, позволяющую безбоязненно общаться с язычниками, они отстояли, ни на минуту не уступив.

2.6 — 10

И в «знаменитых» чем-либо, какими бы ни были они когда-либо, для меня нет ничего особенного: Бог не взирает на лицо человека. И «знаменитые» не возложили на меня ничего более. Напротив, увидев, что мне вверена благая весть для необрезанных, как Петру для обрезанных (ибо Содействовавший Петру в посланничестве у обрезанных содействовал и мне у язычников). И, узнав о милости, данной мне, Иаков и Кифа, и Иоанн, почитаемые столпами, подали мне и Варнаве руку общения, чтобы нам идти к язычникам, а им к обрезанным, только чтобы мы помнили нищих, что и старался я исполнять в точности.

Павел продолжает свой рассказ об общении с посланниками и говорит, что посланники увидели истинность его служения. Так Петру вверено служение для израильтян, а Павлу — для язычников. При этом у посланников возникло понимание, что вверивший ее – Один, и что посланническая миссия Павла — верна. Это подтверждает то, что Павел не посланник из Иерусалима, не второй после Петра, а равный ему, так как оба являются посланниками Бога, через Мессию Йешуа. Посланники не возлагали на Павла рук, а «протянули руку общения», и это очень важна деталь. Единственное проявление иерархии —  Павла попросили помнить о нищих в Иерусалиме, то есть отделять какую-то часть из получаемых пожертвований на нужды иерусалимской общины. Павел подтверждает, что принял к исполнению это указание. И это означает, что учение Павла оставляет своим центром Иерусалим. К этому пониманию мы ещё вернемся в дальнейшем.

Оригинал

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]


Если вы обнаружили битую или несуществующую ссылку. Пожалуйста сообщите нам через обратную связь.

Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль выше...