Можно ли всходить на Храмовую Гору?

397 Просмотров




Подавляющее большинство религиозных авторитетов считают, что подъем на Храмовую гору запрещен, так как весь народ находится в состоянии ритуальной нечистоты от прикосновения к умершему или тому, кто прикасался к мертвому телу, которую в наше время невозможно снять.

Причем отрицается даже возможность посещения тех мест, где не было дворов Храма и которые не обладали и не обладают святостью. Это оставляет Храмовую гору за пределами интересов религиозных людей и делает невозможным борьбу за восстановления суверенитета над ней. Мечта о восстановлении Храма становится далекой и несбыточной, а имя Всевышнего – оскверненным бесчинством мусульман на самом святом месте.

А так ли правы те, кто безапелляционно запрещают посещение Храмовой горы даже с целью усиления на ней еврейского присутствия или изучения местности для подготовки строительства Дома Бога, или прекращения осквернения имени Всевышнего?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к труду рава Горена 1917 – 1994), главного равина Армии Обороны Израиля в 67 году, и главного равина Израиля с 1973 по 1984 год. В своей книге «Храмовая гора», которая представляет собой подробное равинское исследование всех вопросов, связанных с самым святым для нас местом, он основываясь только на фактах и законе Торы, писал: «Два важнейших исторических исследования приходят к одному и тому же выводу: евреи, в том числе и великие мудрецы поколений молились после разрушения Храма на том месте, где он стоял на горе Мория.

К последним относится и Рамбам, который молился в синагоге, существовавшей в его время на Храмовой горе.

Один из упомянутых трудов принадлежит профессору Бен Циону Динбургу (Динор), который занимал в свое время пост министра просвещения. Он назвал его «Дом молитвы и учения евреев на Храмовой горе в годы мусульманского владычества». Второй труд принадлежит Ицхаку Йехезкелю и называется «Западная стена». Обе работы были напечатаны в «Цион» — сборнике по истории и этнографии земли Израиля. Автор уделяет главное внимание молитве евреев на горе Мория после разрушения второго Храма. Евреи продолжали подниматься на гору для того, чтобы молиться и распространять знания Торы в своем народе на протяжении многих лет после поражения восстания.

Вне всякого сомнения, это могло происходить только с разрешения римской администрации. Талмуд Бавли (Санэдрин, 11б) свидетельствует: «Случай, который был с рабан Гамлиэлем из Явнэ, когда он сидел на ступеньке на храмовой горе, а Йоханан Софер стоял перед ним и три разных письма лежали перед ними… ».

Рамбан Гамлиэль отдал распоряжение написать «нашим братьям» в верхней Галилее и в нижней Галилее, а также тем, кто живет на юге, указания относительно отделения десятой части от урожая. Два остальных письма с галахическими указаниями были направлены евреям, проживавшим в Бавеле и в Мидии. Тосефта (Саэдрин 2:2) утвержадет, что рамбан Гамлиэль сидел на ступенях Храмовой горы вместе со старейшинами. Из этого видно, что на Храмовой горе существовал административный центр, который находился там и до разрушения Храма (Шабат, 115а), и откуда глава Санэдрина рассылал указания общинам как в земле Израиля, так и за ее пределами.

Наиболее раннее свидетельство о молитве евреев на Храмовой горе, на «камне с пробитым в нем отверстием» (так называли скальный выступ, находившийся в святая святых, по другим мнениям – служивший основанием жертвенника) содержится в письме путешественника из города Бордо, который посетил землю Израиля в 333 году. Он писал: «И там два монумента, установленные в честь императора Адриана. И недалеко от монументов – камень с пробитым в нем отверстием, к которому евреи приходят из года в год, чтобы возлить на него оливковое масло, плакать и скорбеть. Они разрывают на себе одежды и так возвращаются домой».

Это свидетельство противоречит мнению Рамбама, утверждающего, что святость места на котором стоял Храм не прекратилась и после его разрушения, и заходить туда, где были дворы и тем более – само здание, запрещается, если человек находится в состоянии ритуальной нечистоты.

Можно предположить, что в то время еще оставался пепел красной коровы, позволяющий снять ритуальную нечистоту, распространяемую мертвым телом. Такой вывод можно сделать на основе трактата Хагига (25а), где говорится, что во времена амораев (3 – 4 век) люди еще брызгали на себя водой с этим пеплом, и из ряда комментариев к мишне «Хала, 4:8). Но как бы там ни было, молитва на месте святая святых или жертвенника, полностью противоречит постановлению Рамбама, утверждающего, что святость Храма осталась прежней и после его разрушения. Очевидно, что те мудрецы, кто заходил на территорию Храма и возливал масло на «камень с пробитым в нем отверстием», придерживались другого мнения. Оно соответствует тому, что постановил Раавад (Раби Авраам Давид, 1120 -1198): в то время, когда Храм разрушен, место, где он стоял не обладает святостью. Это относится и к тому месту, где находилась святая святых.

О том, что такое мнение было доминантным в средние века, свидетельствует труд, составленный Меири (комментатор Талмуда, 1239 — 1315). В своем комментарии к трактату Шавуот (16а) он пишет: «И общепринятый обычай – заходить туда. Так я слышал».

В нашем распоряжении имеются и свидетельства неевреев. По утверждению Иеронима (340- 420) на месте разрушенного Храма произносили молитвы, преисполненные скорби, которые читают в траурные дни. В заметках к книге пророка Цфанья он описывает пост и молитвы о прощении евреев девятого ава на Храмовой горе. Профессор Динор пишет: «Можно с уверенностью утверждать, что возле «камня с пробитым в нем отверстием», о котором рассказывает путешественник из Бордо, было построено место для молитвы, продолжавшее существовать ив период мусульманского владычества».

Существует источник, относящийся к 1099 году, который подтверждает, что на Храмовой горе существовал постоянный дом молитвы. Это книга Мегилат аМегила, написанная раби Аваамом бар Хия аНаси (издана в Берлине, 1924). «Несмотря на то, что римляне во времена злодея Тита разрушили Храм, они никогда не претендовали на то, что место, где стояла святыня, которую они осквернили и продолжали осквернять, должно принадлежать им. Они не заявили о том, что хотят молиться на этом месте своим богам.

Но когда Константин крестился, они начали говорить об этом. После разрушения Храма римляне не запрещали приходить и молиться на его месте. Так же и мусульманские правители придерживались этого хорошего обычая. И они разрешили приходить евреям к месту Храма и посроить там место молитвы и изучения Торы. И все евреи изгнания поднимались к этому месту в праздники, и молились, и произносили свои молитвы в то время, когда в Храме приносилась постоянная жертва и дополнительная праздничная жертва. И так продолжалось все время правления мусульманских властителей. Но в наше время царство Эдома (западные страны) захватили власть и изгнали мусульман. И с начала время своего господства власти оскверняли место Храма и здание, где молились евреи. Они установили там свои статуи и изображения. И не позволяют они евреям молиться в доме молитвы, чтобы исполнить заповедь молитвы, приуроченной к тому времени, когда приносились постоянные жертвы. Ни одного еврея нет в Йерушалаиме в эти дни. И установили они свои отвратительные изображения на месте Храма».

Дополнительное свидетельство, относящееся к девятому веку содержится в письме раби Меира, главы йешивы в земле Израиля, адресованного Саадия гаону. Раби Меир упоминает, что один из его предков был убит на том месте, где был двор Храма. Это не случайно. Известно, что дом молитвы на храмовой горе был местом постоянных столкновений между приверженцами Торы и караимами.

Еще одно свидетельство о существовании дома молитвы на храмовой горе, относящееся к десятому веку, мы находим у известнейшего караима Саламона бен Йерухам, религиозного и общетсвенного деятеля в Йерушалаиме. В своем комментарии на псалмы он пишет: «И когда по высшей милостиримляни убрались из Йерушалаима и установилась власть мусульман, евреям было дано право входить и жить в городе. И были отданы им в распоряжения дворы Храма Бога, и молились там на протяжении многих лет. А потом пожаловались мусульманскому правителю, что они там видут себя легкомысленно и непристойно и пьют вино. И велел он переместить их к одним из ворот. И там были долгие годы. Но и оттуда были изгнаны, так как продолжали всети себя непристойно».

Профессор Динор установил, что передача двор дома Бога в распоряжение евреям, связана со строительством здания в центральной части Храмовой горы (Евреи и Храмовая гора после завоевания Йерушалаима Омаром, сборник «Цион»). Динор утверждает, что возведение места молитвы для евреев началось сразу после завоевания мусульманами Йерушалаима в седьмом веке.

Речь идет о постройке, которая известна как Кипат аСэла (Купол над сколой). Она расположена там, где находилась святая святых Храма. Ее центральная часть – большой скальный выступ, который в галахической литературе и мидрашах принято называть «Эвен аШтия» (камень основы), располагавшийся в святая святых. Такая щедрость правителя Омара из дома Умая по отношению к евреям объясняется тем, что в войнах мусульман с Византией, евреи встали на сторону арабов и значительно усилили их войско, как за счет живой силы, так и за счет финансовой поддержки. Для того, чтобы выразить благодарность и заручиться поддержкой евреев в дальнейшем Омар отдал им контроль над Храмовой горой и воротами, ведущими на нее. Воинам-евреям было поручено охранять гору Мория. Мечеть на Храмовой горе, которая получила название, Эль-Акса была построена для молитвы мусульман независимо от Кипат аСэла и никогда не представляла с ней один комплекс. Это злание располагалось за пределами той части горы, которая обладала святостью – там, где не было ни Храма, ни его дворов. Этим объясняется и то, что здание Кипат аСэла не имеет определенной ориентации, в то время как Эль-Акса ориентирована на юг, на Мекку, как и все мусульманские мечети. Кипат аСэла не случайно была возведена там, где когда-то стоял Храм: евреи попросили предоставить им возможность молиться там, где раньше находилась их святыня и указали Аль Мелеку место, где они хотели бы собираться в праздники и будни. Из исторических свидетельств, которыми мы располагаем, видно, что евреи занимались работами на храмовой горе и в мечети, расположенной на ней. Самым интересным и важным среди всех имеющихся в нашем распоряжении документов является ответ Радбаза (Раби Давид Шломо ибн Зимра, 1479 – 1573) на вопрос, с которым к нему обратилась целая группа людей, занятая на работах на территории храмовой горы. Евреи — работники и охранники мечетей хотели знать, в какую сторону им следует поворачиваться, когда они произносят молитвы: на восток, на запад или в сторону святая-святых.
Выводы

Многочисленные источники, относящиеся к 3 – 13 векам неопровержимо свидетельствуют о том, что евреи постоянно молились на Храмовой горе, даже в самых ее святых местах на протяжении всего времени после разрушения Храма.

Посещение евреями Храмовой горы и места самого Храма не может быть объяснено незнанием галахи. Евреи в земле Израиля на протяжении многих лет подвергались преследованиям и страдали от погромов, грабежей и поборов. Но даже, если из=за трудностей жизни средний уровень грамотности и осведомленности в вопросах закона был невысок, всегда и во всех местах жили мудрецы Торы, преисполненные трепета перед Небесами, пользовавшиеся большим влиянием, которые могли бы запретить подъем на Храмовую гору и посещение места Храма. Почему же никто из них не сделал этого?

Очевидно, что мудрецы земли Израиля не придерживались мнения Рамбама, который утверждает, что за пребывание на территории Храма в нечистом состоянии, даже, когда его здание лежит в развалинах, полагается тяжелейшее наказание от руки Небес: отсечение души от источника (сокращение жизни). Авторитеты Торы земли Израиля полагали, что нет никакого запрета заходить на территорию Храма в то время, когда он разрушен. О том, что такое мнение было доминантным в средние века, свидетельствует труд, составленный Меири (комментатор Талмуда, 1239 — 1315), который опирается на мнение Раавада (Раби Авраам Давид, 1120 -1198) И если можно предположить, что до какого-то времени еще оставался пепел красной коровы, позволявший снять ритуальную нечистоту, то шестом — седьмом веке, а тем более в девятом – десятом, его уже не могло быть. А евреи продолжали подниматься к месту Храма и заходили на его территорию, включая святая святых, чтобы молиться.

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Если вам понравилась эта статья, Пожалуйста, оцените её Кликни иконку в соц.сетях
А так же поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль