Корах – Бемидбар (Числа) 16:1-18:32

1 076 Просмотров




Сказали мудрецы наши благословенной памяти: «Зависть, жадность и стремление к почету выбрасывают человека из мира». И от этих свойств человеку следует отдаляться.
Шломо Ганцфрид, пояснение на («Кицур шульхан арух)

Жизнь для тела — кроткое сердце, а гниль костей — зависть. (Прит.14:30)

Бунт Кораха

«И отделился Корах, сын Ицара, сына Кыата, сына Лейви, и Датан, и Авирам, сыны Элиава, и Он, сын Пэлэта, сыны (из колена) Рыувэйна, И предстали пред Моше, и (с ними) двести пятьдесят мужей из сынов Исраэйля, начальники общины, призываемые на собрания, люди именитые.
И собрались против Моше и Аарона, и сказали им: полно вам! ведь вся община, все святы, и среди них Господь! Отчего же возноситесь вы над собранием Господним? И услышал Моше, и пал на лицо свое, И сказал Кораху и всем сообщникам его, говоря: завтра утром Господь известит, кто Его и кто свят, того да приблизит к Себе; и кого изберет, того и приблизит к Себе.
(Чис.16:1-5)

Мудрецы Талмуда в «Авот» назвали спор Кораха против Моше – «спор, который ведется не во имя Небес». Потому как изначально был построен на зависти. Его недоверие было вызвано завистью к Аарону и личной обидой.

И как сказал Раби Шимшон бар Рефаэль Гирш:
«Чтобы скрыть истинные мотивы своего поведения, Корах не стал высмеивать личные качества Моше, а обрушился на Тору, переданную через него народу, стремясь доказать, что она не представляет собой учения, переданного из уст Всевышнего, а просто плод творчества человека, который к тому же не обладает четким логическим мышлением» Но основная же его цель была — это не представить Тору смешной, а высмеять Моше.

Корах выбрал в качестве одного из примеров такой абсурдности повелений Торы закон о цицит.

Он надел голубой шерстяной талит и велел облачиться в подобную же одежду 250-ти своим соратникам, после чего они подошли к Моше, и Корах спросил:

«Нужно ли к углам голубого талита прикреплять цицит?».
Моше ответил: «Да, закон требует этого».
Тогда Корах сказал: «Поймите, люди, что слышат уши ваши: оказывается, мало того, что талит цели сделан из голубых нитей, надо еще привязать к каждому его углу голубую нить, и только тогда его можно будет носить!».

После этого Корах тоном победителя задал еще один вопрос: «Скажи, нужно ли к косякам дверей дома, целиком заполненного свитками Торы, прибивать мезузу?».
Моше ответил: «Да, закон требует этого».
Тогда Корах сказал: «Оказывается, что даже если дом полон свитками Торы, нельзя в нем жить… А прикрепив к косяку двери небольшой отрывок из Торы, записанный на пергаменте, — можно!».

Продемонстрировав, таким образом, нелогичность законов Моше, Корах продолжил свою критику и «показал», что постановления Торы «жестоки и направлены исключительно на обогащение колена Леви».

Для того, чтобы сделать этот вывод убедительным, Корах привел — притчу.

«У одной бедной вдовы было поле. Когда она хотела вспахать его, пришел Моше и предупредил, что запрещено запрягать в плуг одновременно быка и осла. Когда она начала засевать поле, он сказал ей, что запрещено засевать поле вперемешку семенами разных злаковых. Во время жатвы Моше не дал ей дожать поле до конца, велев оставить часть урожая на краю поля. Когда она вязала снопы, он запретил ей подбирать оброненные колосья, сказав, что их надо оставить на поле для бедных. Как только собранный урожай оказался на току, он потребовал, чтобы бедная женщина отделила одну пятидесятую часть от собранного для коэнов и одну десятую от оставшегося — для левитов. Тогда на следующий год несчастная женщина продала поле и купила овец, надеясь, что теперь она сможет прокормить себя. Но тут же появился Аhарон и заявил, что, по закону Моше, первородная скотина мужского пола всегда будет принадлежать ему. Если же она зарежет животное для еды, то прежде чем начать есть, она должна передать ему в дар переднюю правую ногу, щеки и желудок. А если она будет стричь овец, то первая шерсть также принадлежит служителю Храма. Разгневанная женщина зарезала животное и посвятила его целиком в Храм. Аарон доволен, потому что посвященное в Храм имущество по закону должно принадлежать лично ему»

Корах завершил свою притчу следующими словами: «Теперь вы видите, что это за люди Моше и Аарон».

Он казался таким убедительным.

Давид однажды скажет:

«Нечестие беззаконного говорит в сердце моем: нет страха Божия пред глазами его, ибо он льстит себе в глазах своих, будто отыскивает беззаконие свое, чтобы возненавидеть его; слова уст его — неправда и лукавство; не хочет он вразумиться, чтобы делать добро» (Пс.35:2-4)

В Торе мы читаем, что община уже множество, раз роптала:

«И подняла вопль вся община, и плакал народ в ту ночь.
И роптали на Моше и на Аарона все сыны Исраэйля, и сказала им вся община: о, если бы мы умерли в земле Египетской, или в пустыне этой умерли бы! И зачем Господь ведет нас в землю эту, чтобы пали мы от меча? Жены наши и дети наши станут добычей. Не лучше ли нам возвратиться в Египет?» (Чис.14:1-3)

Но только сейчас это достигла уже направленного восстания.

Уважаемые люди не поделили между собой власти.
Проблема, что это была уязвленная гордость и несбывшиеся ожидания.
Это были разные люди, с разными мотивами, но которые объединились для того, чтобы показать кто «главный в доме».

Если Корах был уязвлен, что семья Аарона была выбрана быть главными, то Датан и Авирам, с другой стороны, не особенно стремятся к священству.

Но они, рассматривали положение Моше в качестве препятствия, и, вероятно всего, они присоединились к Кораху, считая, что если доверие народа в Божественное происхождение миссии Моше будет подорвано, он потеряет и свое положение в народе…

Датан и Авирам, восстали именно против Моше; их целью было лишить Моше его положения политического лидера. Именно их общая враждебность – прямая и косвенная – по отношению к Моше объединила этих людей.

Вот почему Моше хотел говорить с Датаном и Авирамом отдельно от остальных.

«И послал Моше призвать Датана и Авирама, сынов Элиава. Но они сказали: не пойдем!
(Чис.16:12)

Они ответили: «Мы не взойдем…». Мы не желаем идти к «хозяину»! Мы не желаем получать от него приказы. Это дерзость с его стороны призывать нас к себе, будто он возвышается над нами; он не имеет права приказывать нам.

Кроме того, вы можете себе представить, что они назвали Мицраим (Египет) – как землю текущей молоком и медом.

13. «Ты вывел нас из земли, текущей молоком и медом»

Это прямо на уровни богохульства. Чтобы назвать Египет, который Всевышний назвал – «домом рабства».

«Я Господь, Бог твой, который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства» (Исх.20:2)

Мало того, но именно так Всевышний назвал ту землю, в которую Он вел свой народ. Но в которую они перестали верить.

«И сказал Господь: Я увидел страдание народа Моего в Египте и услышал вопль его от приставников его; Я знаю скорби его и иду избавить его от руки Египтян и вывести его из земли сей в землю хорошую и пространную, где течет молоко и мед, в землю Хананеев, Хеттеев, Аморреев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев. (Исх.3:7,8)

И это не просто пустые слова. Это выражение безумия этих людей.
Но это именно то, что делает спрятанная зависть, внутри человека.

Рабби Эльазар Гакапар (Пиркей Авот 4,21) говорил: «Зависть, сладострастие и честолюбие сживают человека со света»

Такое состояние толкает человека на те вещи, о которых человек впоследствии будет сожалеть. Но не всегда у него будет шанс всё исправить…

На «просторах интернета» я нашел одно интересное стихотворение. Кто-то хорошо подметил суть такого состояния. Советую прочитать его вдумчиво.

Лежали в больнице в палате одной
Два тяжко больных человека.
Один у окошка лежал, а другой –
У двери, где не было света.
Один постоянно в окошко глядел,
Другой — лишь на краску дверную,
И тот, что у двери, узнать захотел,
Про жизнь за окошком другую.
С готовностью первый больной рассказал,
Что видно ему из окошка: —
Там тихая речка, дощатый причал,
И ходит по берегу кошка.
По синему небу плывут облака,
Причудливые, как зверушки,
Сидят на причале там два рыбака,
И с внуком гуляет старушка.
И так каждый день — то про сказочный лес
Рассказывал, то про влюблённых…
Другой же сосед перестал даже есть,
Считая себя обделённым.
Он мучился злобой, и зависть росла,
Его постепенно съедая,
Не мог он понять, почему же была
Тут несправедливость такая.
Однажды сосед у окна занемог,
Что не было сил разогнуться,
Он стал задыхаться и даже не мог
До кнопки своей дотянуться.
У двери сосед мог на кнопку нажать
И вызвать сестру милосердия,
Но он не нажал, а остался лежать,
Глаза закрывая усердно.
Наутро сестра милосердия пришла
Постель поменять за покойным,
Сосед попросил, и она помогла
Занять эту самую койку.
Когда ж он в окно, наконец, посмотрел, —
На шее задёргалась вена:
Увидел он вместо того, что хотел, —
Глухую высокую стену.
Он был потрясён и сестре рассказал,
Про тихую чистую речку,
Про сказочный лес, про дощатый причал
И небо в кудрявых овечках…
– Ах, если б он видел, – сказала сестра, –
Всю жизнь он слепым оставался. –
Зачем же тогда?..– тут больной прошептал. –
Да он вас утешить старался…

Грех зависти, закрывает глаза на Истину.
Становится важно только убрать преграду, завладеть тем, что принадлежит другому.

Именно зависть подвигла религиозную верхушку саддукеев предать Иешуа на распятие.
Конечно в этом была воля Всевышнего, но это не умаляет того греха, которые совершили эти люди.

«На праздник же Пасхи правитель имел обычай отпускать народу одного узника, которого хотели. Был тогда у них известный узник, называемый Варавва; итак, когда собрались они, сказал им Пилат: кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву, или Иисуса, называемого Христом? ибо знал, что предали Его из зависти» (Матф.27:15-18)

Но знаете, что меня радует?

Что Всевышний благ к грешнику и всегда есть шанс совершить тшува (покаяние).

Посмотрите на эти стихи из Торы:

«Сыны Элиава: Нымуэйл и Датан, и Авирам; те Датан и Авирам, знатные (люди) общины, которые подстрекали против Моше и Аарона в сборище Кораха, когда те возмутились против Господа.
И разверзла земля уста свои, и поглотила их с Корахом, когда умерло это сборище, когда пожрал огонь двести пятьдесят человек, и стали они знамением.
Сыны же Кораха не умерли»
(Чис.26:9-11)

Мы читаем, что земля поглотила всю семью Кораха, но теперь мы видим, что было не совсем так.

Мало того, в ТаНаХе мы читаем:

«Начальнику хора. Учение. Сынов Кореевых.
Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! И т.д.» (Пс.41:1,2)

Именно их учение, а не поучение на их примере о бунте, вошло в Танах.

Сончино говорит: «Сыновья Кораха вышли из пламени и спаслись от землетрясения, когда погибли все те, кто поднял бунт против верных посланников Всевышнего. Они стали родоначальниками семейства тех, кто поет хвалу Творцу столь чисто и искренне, что слова их достигают пророческого уровня и доходят до нас через века» (Зингер).

Всевышний настолько милосерден, что выхватил их из самого пламени огня.

«Как же мы сможем жить?» Скажи им: жив Я, — слово Господа Бога! Разве Я хочу смерти нечестивого? Только лишь возвращения нечестивого с пути его. И будет жить! Вернитесь, вернитесь с путей своих дурных, — и зачем умирать вам, дом Йисраэйля?!» (Иез.33:11)

Раши говорит, что вначале они также были в заговоре, однако во время возмущения раскаялись в сердце своем, поэтому для них в преисподней уготовлено было возвышенное место, и они задержались (спаслись) там.

Это ободряет и утешает, что как бы мы не были ожесточены, мы можем раскаяться. А раскаяние смывает любой грех.

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Если вам понравилась эта статья, Пожалуйста, оцените её Кликни иконку в соц.сетях
А так же поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль