Элуль. Подготовиться к суду

328 Просмотров




Элуль — подготовиться к суду

В первой части мы вспоминали историю о ювелире, получившем задание сделать кубок для царя. Он набрал в царской сокровищнице всего, что только хотел, а за ним по пятам ходил царский казначей и записывал для отчётности все, что ювелир брал. Вместо честной работы мастер потратил не себя и семью большую часть драгоценностей. Но однажды неожиданно понял, что вот-вот наступит время нести царю готовую работу! Из всего, что смог достать и что у него осталось, ювелир создал замечательный кубок, настоящее произведение искусства. Отчитываться за каждый грамм золота, конечно, придётся — но уже не казнят.

Именно сейчас, в эти дни решится: придём ли мы к Рош а-Шана подготовленными и скажем: « Всевышний, я старался» или проснёмся однажды посреди зала суда: «Как, уже год прошел, а я даже не заметил!».

Есть целый месяц, чтобы подготовиться к суду. Чтобы не остаться растерянными, не мямлить что-то невразумительное, не переминаться от стыда с ноги на ногу…

Открыть глаза вовремя — элуль! Что успеем ещё слепить из своей жизни? Если прожить его, как положено, элуль очищает год.

В одном царстве группа вельмож подняла бунт против царя. Их всех схватили. Они знали, что их ждёт суровое наказание, может быть, даже смертная казнь. И решили попробовать спастись: прорыли подземный ход и бежали. Но один остался. Отказываясь участвовать в побеге, он думал: «Не стоит рисковать. Будь, что будет, может быть, всё как-нибудь само собой устроится». Когда царь узнал, что все узники, кроме одного, бежали, он вышел из себя. Он кричал: «Ты почему остался?». Человек этот пришел в полное недоумение, понял, что дела его совсем плохи, и взмолился: «Что происходит? Ведь я никуда не сбежал, покорился твоей воле, за что же положено мне наказание?». Царь ему на это ответил: «Ты хуже всех, потому что тебе плевать. Те, что сбежали, — хотя бы боятся наказания! Им не безразлично, что с ними будет! Они борются, спасают свою жизнь. Ты же хуже всех — тебе все равно!».

Нет ничего опаснее безразличия. «Что я могу?», «Как будет, так и будет», «Ничего, как-нибудь!». Мы отвечаем за свою жизнь. Сегодня, сейчас — каков будет наш год.

Ещё одно замечательное сравнение. Оно принадлежит раву из Бриска. Главным бизнесом в этом городе была контрабанда. Порядок был такой. Евреи начинают планировать дело. Они связываются со своими родственниками по ту сторону границы, в Польше, договариваются, какой товар и куда нужно переправить. И начинают готовить операцию. Думают, анализируют, как сделать так, чтобы не потерять деньги. На это уходит месяц. Затем наступает второй этап: обращаются к специалистам, которые перевозят товар. У них свой подготовительный этап: они были истинными следопытами, прекрасно ориентировались на местности, им был знаком каждый кустик и каждая тропинка на дороге, они «читали», как по книге, всю местность. Они-то и доставляли груз через границу.

Итак, еврей, участвующий в деле, начинает волноваться за месяц до операции. Перевозчик — за неделю. Он должен приготовить лошадь, опросить своих коллег, кого, где, когда последний раз ловили и, значит, туда соваться не стоит. Должен узнать, не поменяли ли в привычных местах пограничники условные знаки.

В тот день, когда начинается операция, пограничники тоже не дремлют. Они люди опытные, чувствуют, что что-то такое происходит, и тоже начинают принимать меры.

Догадайтесь, кто вообще не волнуется до самого конца операции?

Лошадь!

Та самая лошадь, которая этот товар везёт, — она не волнуется никогда.

Именно во время месяца элуль определяется — как мы себя поведём. Как еврей, который начинает готовиться за месяц, или… как лошадь. Видим ли мы себя человеком, который понимает, что это за время — в котором он сейчас находится.

У меня есть варианты: жить, выбирая цель. Выбирать, чем жизнь наполнять. Брать на себя ответственность за свою жизнь. Но ведь это значит, что если у меня будут проблемы, на мне будет часть ответственности за них!

Это опасно. Это страшно. Это правда.

Ещё есть вариант — сказать: «Как будет, так и будет. Куда-нибудь выплывем. Не хочу я ни о чём думать, все равно всё как-нибудь да случится. Ну, сделаем во время Рош а-Шана, что положено. Соберёмся с гостями, например». А то, что в этот момент происходит суд, что именно в этот момент определяется, каким будет весь будущий год, — как-то забывается.

Однажды ученики Хафец Хаима застали его плачущим. На вопрос, что случилось, он ответил, что анализирует прошедший год и не смог вспомнить, что он делал в течение 8 минут. Он воспринимал эти 8 минут как время, потерянное для жизни. Он говорил: «Я что, был слепой, я тогда не жил?» И плакал. Взрослый мужчина.

Однажды я пыталась вспомнить один свой день — каждую минуту, всё, что делала. Не смогла. Это — степень осознанности жизни. Это показатель того, насколько жизнь живая. Насколько мы её живём. Или дни принадлежат тебе, или ты принадлежишь дням. Я должна показать, что я проживаю свою жизнь. Что имело смысл даровать её мне. Главная наша задача — чтобы у Всевышнего не было причины сказать: «Если ты про свою собственную жизнь ничего не знаешь, если жизнь идёт по тебе, а не ты по ней, зачем было тебе давать эту жизнь?»

На арамейском слово «элуль» означает — поиск. Искать себя. Искать дни, часы, минуты своей жизни, оценивать их. Искать, что можно исправить. Искать, с какими «свидетелями защиты» можно прийти на суд.

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Если вам понравилась эта статья, Пожалуйста, оцените её Кликни иконку в соц.сетях
А так же поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль