Динамика упования и дел — Ваишлах — Берешит (Бытие) 32:4-36:43

517 Просмотров




Подписывайся на наш канал Телеграмм
Зеркало на Там Там

Ни в одной главе Торы вечный конфликт между Израилем и другими народами не изложен так ярко, как в этой. Недаром рассказывает нам Талмуд, что Рабби Иехуда hа-Наси — духовный и политический руководитель евреев в конце 2 века н.э., когда народ Израиля был полностью порабощен римлянами, — всегда перечитывал эту главу Торы перед тем, как идти встречаться с римскими властями.

«И возвратились вестники к Иакову и сказали: мы ходили к брату твоему Исаву; он идет навстречу тебе, и с ним четыреста человек.

Иаков очень испугался и смутился; и разделил людей, бывших с ним, и скот мелкий и крупный и верблюдов на два стана.

И сказал: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись.

И сказал Иаков: Боже отца моего Авраама и Боже отца моего Исаака, Господи, сказавший мне: возвратись в землю твою, на родину твою, и Я буду благотворить тебе!

Недостоин я всех милостей и всех благодеяний, которые Ты сотворил рабу Твоему, ибо я с посохом моим перешел этот Иордан, а теперь у меня два стана.

Избавь меня от руки брата моего, от руки Исава, ибо я боюсь его, чтобы он, придя, не убил меня [и] матери с детьми.

Ты сказал: Я буду благотворить тебе и сделаю потомство твое, как песок морской, которого не исчислить от множества» (Быт.32:6-12)

Еврейская традиция учит из этой главы не только историю времен Праотцов, но и урок, важный на все времена.

И когда перед встречей с Эсавом Яаков говорит:

«И сказал: если Исав нападет на один стан и побьет его, то остальной стан может спастись» — то это не просто опасение, но предвидение типичной схемы взаимоотношений евреев с их врагами в изгнании.

Потому что исторический опыт еврейского народа учит нас, что народ Израиля выстоял в галуте (рассеянии) не в последнюю очередь благодаря тому, что при всех катастрофах, которые постигали его, весь народ не был сосредоточен в одном месте, но был разбросан по разным странам. В галуте время от времени были взрывы погромов и гонений, но они в прошлые века всегда задевали только часть народа — и когда буря проходила, народ наш продолжал существовать с обновленными силами и зачастую с большим величием. Все годы изгнаний скитался народ Израиля, как одинокая овца среди семидесяти волков, стремящихся растерзать ее, но он сумел уцелеть.

Раввины прошлых поколений постоянно подчеркивали, что народ Израиля спасается из-за присущего ему свойства «упования» — «битахон», — которое выражается в том, что несмотря ни на какие несчастья, евреи уповают на Всевышнего, и действительно, Он, в конце концов, спасает их. Они объясняли свой подход, в том числе, уроком Яакова, который обращается к Эсавy как к своему господину.

Однако в нашем веке ситуация кардинально изменилась. Последние катастрофы продемонстрировали нам, что спасение с помощью второго лагеря — если евреи просто рассеяны между разными странами, — удается нас теперь с великим трудом, и это ощущение невозможности продолжения «галутной схемы» было одним из существенных толчков к созданию государства. Однако предостерегающие голоса, подчеркивающие изменение ситуации, раздавались еще до того, как катастрофа нашего века разразилась.

Рав Кук, создатель философии религиозного сионизма, еще в 1920-е годы отмечал, что поведение «упования» не является полноценным и правильным. Он обращал наше внимание на слова Мудрецов Талмуда, которые указывают, что человек должен уповать только после того, как, со своей стороны, он полностью осуществил принцип действия, активности («hиштадлyт») — т.е. после того, как он самостоятельно пытался решить свои проблемы. И если, после всех усилий, он чувствует, что не властен над ситуацией, — только тогда он должен применить принцип упования и положиться на помощь Всевышнего. А в тех областях жизни, где человек может своими, человеческими силами, успешно действовать, — там запрещено ему, бездействуя, лишь уповать на помощь Неба, так как в этом случае это на самом деле будет вовсе не упованием на Всевышнего, а сумасбродством и испытанием Неба.

Что это говорит нам?

А то, что нужно сделать все, что зависит от тебя, чтобы по-настоящему получить помощь Небес.

Динамика упования и действия, продолжает Рав Кук, существует не только в поведении отдельного человека, но и в отношении всего еврейского народа. В Галуте, под властью Рима, после изгнания из своей Страны, — народ Израиля был, по сути, бессилен; он был не в состоянии изменить свою судьбу — и в таком положении не оставалось ничего, кроме как ухватиться за упование и просить о Милости Неба.

Но из этого правила следует и запрет: когда Господь создаст такие предпосылки и условия, что народ Израиля станет в силах, активно действуя, добиваться для себя Освобождения в своей Стране, тогда запрещено будет сидеть без действия и лишь уповать на Божественное спасение.

Ни в коем случае не говорю, что мы должны перестать уповать на Господа. Нет, но сделать подобно капитану Карпатии Артур Генри Рострон, который стал известен на весь мир из-за того, что спас множество тонущих людей из известного всем своей трагичностью, лайнера Титатник.

«Карпатия» — пассажирский пароход компании «Кунард лайн», построенный в 1903 году и совершавший рейс из Нью-Йорка в Средиземное море.

Рострон родился в 1869 году. К моменту гибели «Титаника» он второй год был капитаном и только третий месяц командовал «Карпатией». Однако это был уже опытный и уважаемый «морской волк», известный быстротой принятия решений и умением передать свою энергию подчиненным. Коллеги по компании дали ему прозвище «Электрическая искра»

Он не пил, не курил, не ругался и регулярно молился.

14 апреля «Карпатия» 3 дня как вышла из Нью-Йорка и шла полупустой в весенний круиз по Средиземному морю.

После окончания штатного времени связи, радист Гарольд Коттам случайно услышал сигнал бедствия, доложил дежурному офицеру и они вместе побежали к Рострону, который уже лег спать.

Время 00.35.

Рострон, что характерно, сначала отдал приказ о развороте судна и только потом спросил радиста, не ошибся ли он. После чего приказал отправить радиограмму: «Мы придем так быстро, насколько это возможно».

Одеваясь, он попутно вычислял положение судна и курс.

Максимальная штатная скорость «Карпатии» была 14 узлов. Однако, отключив все энергопотребляющие приборы и отопление, корабль разогнали до 17.5 узлов. Машинное отделение было поднято по тревоге и все три смены стали бросать уголь в топку. Паровые машины были на пределе. Вскоре уровень давления пара достиг максимума, но старший механик просто снял фуражку и молился, чтобы ничего не произошло. При этом никуда не девалась угроза налететь на айсберг. Капитан сам встал за штурвал, выставив дюжину впередсмотрящих.

Во время этой гонки по распоряжению капитана:

— Подняты все корабельные стюарды для переоборудования палубных салонов: освобождению их от лишней мебели, сбору одеял и одежды, подготовке питания и горячей воды. Проведена подготовка всех возможных помещений для размещения спасенных, включая все офицерские каюты.

— Приняты все возможные меры для избежания какого-либо волнения пассажиров на самой «Карпатии»: пассажиров не будили, но во всех коридорах дежурили стюарды для предотвращения возможной паники.

— Вывешены за борт спасательные шлюпки, собраны и подготовлены их экипажи, заготовлены сети, фонари, ракетницы итп. Вывешены корабельные трапы. Разблокирован и подготовлен палубный кран для подъема спасаемых.

— Подняты среди ночи все корабельные медики и оборудован расширенный медпункт для осмотра потерпевших и оказания помощи;

— Распределены вахты, зоны ответственности между помощниками капитана, подготовлено все необходимое для записи и регистрации спасенных.

И только после всего этого, он стал молиться…

В 2.45 экипаж увидел зеленую ракету, а наблюдатель — первый айсберг. Рострон сбавил скорость, обошел его справа и снова дал «Полный вперед!». Вскоре появился еще айсберг, затем еще. Рострон лавировал между ними, уже не сбавляя скорости. Окружающие отметили, что его губы постоянно шептали слова молитвы.

В 4.00 они остановились там, откуда приняли сигнал бедствия, уже начинало светать.

Взлетела еще ракета и они увидели первую шлюпку. Маневрировать среди льдин, подбирая шлюпки, было крайне тяжело и потребовало от Рострона всего его мастерства. В 8.30 пассажиры последней шлюпки были подняты на борт. А там уже работал конвейер: запись данных, врач, лекарство, суп, кофе, бутерброды, теплая одежда, койка.

Всего поднято 705 человек. Несмотря на переохлаждения, обморожения и травмы, осложненные сильнейшим шоком, на борту умер только один человек.

В конце капитан велел младшему офицеру подсчитать льдины. Тот насчитал 25 высотой 150-200 футов и немеряно мелких.

Позднее Рострон рассказывал своему другу Барру: «Когда рассвело и я увидел, через какой лед я продирался ночью, меня затрясло и я подумал, что Его рука была на штурвале рядом с моей».

Это важный принцип динамики упования! И случай с нашим праотцом учит нас этому. Ведь после того, как он сделал это, он тоже провел время в глубокой молитве в месте Пенуэл…

Этот принцип также объясняет нам также одну из причин того, что в прежние века не было с евреями катастроф такого масштаба, как в нашем веке.

Пока ворота Страны Израиля были закрыты для евреев, Изгнание было нашей бедой. В те века путь национального действия был, по сути, закрыт, и народ Израиля должен был полагаться на упование, на то, что Бог убережёт «остаток Израиля».

Но с того момента, как приоткрылись ворота Страны, не было никакой необходимости продлевать Изгнание даже на день, и с этого момента ушла от нас защита Провидения; и стали поступать с нами по обычным законам мира, где национальные меньшинства подвержены опасности уничтожения.

Если раньше изгнание было бедой, то в этом веке оно стало нашей виной. Нашему поколению дано гораздо больше, чем прошлым поколениям евреев, — а потому с нас больше спрашивается.

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]


Если вы обнаружили битую или несуществующую ссылку. Пожалуйста сообщите нам через обратную связь.

Поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль выше...