Бегар — Бехукотай — Ваикра (Левит) 25:1-27:34

739 Просмотров




Субботний год

«И сказал Господь Моисею на горе Синай: 2 «Говори сынам Израиля и скажи им:
“Когда придете в землю, которую Я даю вам, земля должна покоиться в субботу Господа. 3 Шесть лет засевай поле твое, и шесть лет обрезай виноградник твой, и собирай урожай твой. 4 Но в седьмой год суббота покоя да будет для земли, суббота Господу: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезай. 5 Отавы, что вырастет после жатвы твоей, не сжинай, и винограда с необрезанных лоз твоих не снимай; да будет это год полного покоя для земли. 6 Но то, что произведет земля в течение субботнего года, будет вам в пищу – тебе, и рабу твоему, и рабе твоей, и наемным и подневольным работникам, которые живут у тебя; 7 и скоту твоему, и зверям, которые на земле твоей, будет весь урожай ее в пищу.
8 И отсчитай себе семь субботних лет – семь раз по семи лет – и выйдет у тебя времени семи этих субботних лет сорок девять лет. 9 Тогда воструби в шофар в седьмой месяц, в десятый день месяца – в День Искупления – вострубите в шофар по всей земле вашей, 10 и освятите пятидесятый год. И объявите освобождение по всей стране для всех жителей ее. Это будет юбилей для вас: и возвратитесь каждый во владение свое, и каждый к семейству своему возвратитесь. Левит 25 глава

Левит 25:2-7 предписывает, чтобы каждый седьмой год почва Страны Израиля оставалась невозделанной. Этот седьмой год является «субботой Господу».

13215Как люди должны отдыхать на седьмой день, так и земля должна отдыхать на седьмой год. Если год отдыха не соблюдается, земля, в конечном счете, «восполнит» пропущенные субботние годы, пребывая в запустении (26:34, 43).

Между тем, в аналогичном древнем законе, приведенном в «Книге Завета» (Исход. 23:10 и далее), говорится просто о «седьмом» годе, который не называется «субботним». Даже если строго соблюдать закон, на седьмой год будет какой-то урожай: зерно прорастет из семян, упавших на землю во время сбора предыдущего урожая, а заброшенные виноградные лозы и фруктовые деревья продолжат давать плоды, хотя и в меньших количествах.

Исход 23:11, по-видимому, запрещает землевладельцу употреблять эти продукты. Он должен оставить их бедным, а после того – ищущим корма животным. В то же время Левит 25:6-7, запрещая землевладельцам собирать этот урожай исключительно для собственного пользования, тем не менее позволяет поделиться им со всеми остальными. В субботний год землевладелец и безземельный бедняк должны находиться в равном положении. Таким образом, этот отрывок, по-видимому, разъясняет, а не опровергает законодательство книги Шмот.

Но Второзаконие 15:1-10 повелевает, чтобы в этот год были отменены все неоплаченные долги. (Кроме того, книга Второзаконие (31:10 и далее) постановляет, что в седьмой год, во время Праздника Шалашей, в центральном святилище должно проводиться публичное чтение Торы.)

Отпущение долгов называется шмита, от корня, означающего «позволить чему-нибудь упасть». Глагол, образованный от того же корня, используется в Исход. 23:11 для обозначения «предоставления покоя земле».

Но во Второзаконие (Дварим) ничего не сказано о том, чтобы оставлять землю необработанной, а в Левит не говорится об отмене долгов. Естественно, в тот год, когда прекращалась обработка земли, должники едва ли могли выполнять свои обязательства.

Галаха объединила оба закона. Все сельскохозяйственные работы должны были прекращаться (как правило) за тридцать дней до Рош hа-Шана седьмого года, и не возобновлялись до начала восьмого года, а в конце седьмого года должны были отменяться долги.

Второе положение, однако, не выполнялось на практике, и незадолго до начала новой эры Гиллель фактически отменил его посредством юридического приема, именуемого просбуль.

*(Тора постановила, чтобы личные долги прощались через каждые семь лет — для предотвращения появления безнадежных должников. На практике это законоположение нанесло ущерб как раз тому, кого стремилась защитить: люди не хотели давать взаймы бедным, особенно в конце очередного семилетнего цикла.

Озабоченный тем, что один закон Торы разрушал всю этику Торы, предписывающую помогать бедным, Гилель нашел способ решить проблему. Предписывалось аннулировать через семь лет именно личные долги, а не долги, подлежащие взысканию через суд. Даже до Гилеля евреи передавали такие личные долги в ведение судов, которые становились их агентами. Например, если А брал заем у Б, считалось, что А должен суду, который взимал этот долг и платил Б. Так как перевод долга на суд был очень сложным делом, Гилель ввел процедуру, названную «просбуль». С ее помощью заимодавец должен был лишь уведомить суд, что хочет потребовать погашение долга, и посредством такой обязательной декларации долг автоматически переводился с должника на суд.
Тем самым «просбуль» поддерживал этику Торы и обеспечивал помощь бедным. Гилель хотел помочь бедным, а не проповедовать неэффективные действия. Позднее Талмуд объяснил, что Гилель предложил свой способ мипней тикун олам («ради совершенствования мира»), ибо увидел, почему люди воздерживаются от предоставления займов друг другу.)

Тем не менее, «суббота земли» соблюдалась на протяжении столетий. До нас не дошли сведения о соблюдении этого обычая в эпоху Первого Храма, но имеются обширные свидетельства со времен, предшествовавших новой эре и сразу после ее начала.
Например, 1-я книга Маккавеев сообщает, что в субботний год город Бет-Цур сдался сирийцам, не будучи в силах противостоять осаде из-за отсутствия продовольствия (6:49). Это событие также упоминается историком Иосифом Флавием, который приводит и другие примеры. В самом интересном из них сообщается, что в субботние годы Юлий Цезарь освобождал палестинских евреев от некоторых видов налогов.

Эта тема широко рассматривалась в раввинистических источниках, в первую очередь – в трактатах Мишны и Иерусалимского Талмуда под названием Швиит, «Седьмой год». Реальные случаи, приводимые в этих текстах, однозначно свидетельствуют о том, что этот вопрос обладал конкретным практическим значением. Удивительно было не то, что закон иногда нарушался (многие люди подозревались в торговле плодами седьмого года), а то, что так много евреев соблюдало его, хотя им приходилось платить за это высокую цену.

Слова «крепкие силой, исполняющие волю Его» (Псалмы 103:20) рассматривались рабби Ицхаком как обращенные к тем, кто соблюдает субботний год.
Кто сильнее тех, спрашивал он, кто при виде невозделанных полей и необработанных насаждений разделяет скудный урожай с другими?

Двумя поколениями раньше рабби Яннай разрешил проводить некоторые виды сельскохозяйственных работ в седьмой год, в целях удовлетворения налоговых требований римских правителей, менее толерантных, чем Юлий Цезарь. Но это было, очевидно, чрезвычайной мерой и не превратилось в прецедент. Считалось, что закон о седьмом годе продолжает оставаться в силе;

Юбилейный год

А.
Слово «юбилей» (на иврите – йовель) могло первоначально означать «баран» и быть связано с трублением в рог, возвещавшим о наступлении священного времени.

В греческом переводе, однако, йовель переводится словом, означающим «освобождение», и было доказано, что этот перевод точен с научной точки зрения.

Согласно прямому пониманию стихов Левит 25:8 и далее, а также согласно еврейской традиции, юбилейный год следует за седьмым субботним годом, то есть два года подряд должны проходить без сельскохозяйственной деятельности.

Кроме того, если нужда заставляет человека расстаться с землевладением, оно не может быть отдано навсегда, поскольку не предназначено для продажи. Можно продать только число урожаев, которые будут собраны до следующего юбилейного года. В дальнейшем члены семьи собственника имеют право повторно приобрести («выкупить») его имущество, уплатив цену, пропорциональную количеству лет, оставшихся до юбилейного года. Если ее не выкупили ранее, собственность возвращается семье владельца под звуки юбилейного шофара (ст. 13-17, 25-28).

Это правило не относилось к домам, расположенным в городах, обнесенных крепостной стеной. Их можно было продавать навсегда. Продавец имел возможность в течение года с момента продажи выкупить свое имущество, после чего покупатель приобретал полное право собственности. Отдельные законы оберегали собственность левитов (ст. 29-34).

Это законодательство, таким образом, выражает социальную задачу, основанную на религиозной убежденности в том, что все богатства принадлежат Богу. Говоря словами одного современного комментатора: «Подобно тому, как коммунистические требования кратко сформулированы одним предложением: «Никто не должен иметь собственности», так и библейская формулировка гласит: «Каждый должен иметь собственность» Для достижения этой цели богатство должно периодически перераспределяться. Освобождение еврейских рабов является частью этого процесса, поскольку, вероятней всего, они были проданы в рабство в уплату долга.

Б. Применялся ли когда-либо этот закон на практике?
Было ли это вдохновенное предложение когда-либо чем-то большим, чем просто идеалистистической мечтой? Согласно талмудическим источникам, этот закон действует только тогда, когда все колена проживают на выделенных им территориях. Следовательно, его действие прекратилось, как только жившие за Иорданом колена Реувена и Гада были изгнаны со своих мест. Не существует свидетельств, что он применялся когда-либо в эпоху Второго Храма.

Сомнения еще больше усиливаются, если представить себе, что – пусть даже раз в пятьдесят лет – сельскохозяйственные работы должны приостанавливаться на два года подряд. «Суббота земли» вызывала серьезные трудности: два года без возделывания почвы означали бы разорение и голод.
Поэтому многие современные исследователи пришли к выводу, что юбилейный закон был предложением благородного теоретика, чьи идеи достойны восхищения, но неосуществимы. И действительно, в Торе содержится несколько положений, воспринимающихся как нереальные. По поводу некоторых из них мудрецы утверждали, что они никогда не применялись и применяться не будут.

И потому — то заповедь седьмого года — это не только аграрная заповедь, но и заповедь — испытание. Всевышний — Царь мира, Он управляет им. Что же касается земли Израиля, то эта земля находится под Его особым наблюдением, и если Всевышний пообещал, что в шестой год эта земля будет приносить особо большие урожаи, то значит так и произойдет. Таким образом, в соблюдении заповеди седьмого года проявляется человеческое доверие Богу.

Это представление отражено в традиционном еврейском учении об «импульсе снизу» по арамейски: «итхирута дилтата».

Согласно этому принципу известную из традиции, о разделении Ям-Суф (красное море) после того как Нахшон Аминодав вступил в воды. (Он был глава колена Иегуды в период Исхода евреев из Египта. Когда евреи оказались перед Красным морем, Нахшон первым вошел в море уповая на Господа. Когда воды моря уже почти захлестнули его, произошло чудо и разверзлись воды моря)

Итак, согласно этому учению — Небеса не совершают чудес, если сначала «снизу» для чуда не был совершён порыв. Чудеса совершаются только для тех, кто их добивается.

Возьмем ли мы ценный урок, для своей жизни исходя из нашей недельной главы о Субботнем годе и Юбилее? Или мы будем поступать как все: «Это невозможно – потому что это невозможно!»

Рыба которая перевернулась

Рав Меир-Симха А-Коэн в комментариях на главу «Бехукотай» в своей книге «Мешех хохма» размышляет о том, что евреям случалось приживаться на чужом месте, особенно если власти в этих странах хорошо к ним относились. Большая часть его рассуждений относится к восточноевропейскому еврейству. Он пишет (цитирую по книге моего отца и учителя рава Ицхака Зильбера, благословенна память праведника, «…Чтобы ты остался евреем», где отец приводит этот отрывок): «Уже более тысячи лет евреи пребывают в изгнании. Это долгий срок, а человек всегда хочет чего-то нового. Появятся ошибочные мысли, начнут критиковать то, что наши отцы дали нам в наследство… Еще немного, и скажут: «Ложь то, что передали нам отцы». Евреи начнут забывать свое происхождение… оставят учение своей веры, начнут изучать чужие языки и сочтут Берлин Иерусалимом. Еврей забудет, что он – пришелец в чужой стране, и назовет ее родиной… Но не радуйся, еврей, радостью других народов. Грянет внезапно страшная буря, напомнит громовым голосом: «Ты – еврей! Кто тебя сделал человеком? Уходи отсюда!» Вырвет его с корнем, зашвырнет далеко, и дадут ему знать, что он чужой, что его настоящий язык – это лашон кодеш (святой язык, иврит), а чужие языки – как одежда. Чтобы не забывал он, что происходит от евреев. И будут ему утешением только слова Б-жьих пророков, что пришлет Всевышний Машиаха, и придет он, и спасет…»

Эти слова рав Меир-Симха написал не только задолго до начала Второй мировой войны, но задолго до прихода к власти Гитлера (рав Меир-Симха скончался в 1926 году). На каком основании он писал о грядущей «страшной буре»? Как мог он ее предвидеть? Он находил предсказание такого вмешательства Всевышнего в судьбу евреев в Торе, в словах о том, что евреи не будут знать покоя и отдыха, находясь на чужой земле: «Но и между теми народами не успокоишься ты, и не будет покоя твоей ступне …» (Дварим, 28:65). Стоит им забыться, вычеркнуть из памяти, что они пришельцы, как Всевышний посылает бурю, она перемещает спасшихся на новое место, и это тяжелое потрясение становится для народа возможностью духовного очищения.

Так «маневрирует» Всевышний, спасая евреев от духовной гибели угрозой физического уничтожения и спасая их от физического уничтожения подготовкой «посадочной площадки» и «передышками». И в Эрец-Исраэль, и в галуте жизнь не идет обычным путем, а движется согласно плану, начертанному Б-гом.

Нам всегда радостно читать и слышать о чудесах и спасении из трудных обстоятельств, приходящих к нам от Всевышнего, и трудно осознавать, что и тяжелые события нашей жизни имеют источником Его волю. Однако это так.

В трактате Талмуда «Бава батра», 73б Раба бар бар Хона рассказывает одну из своих известных агадот (агада – некая история, нередко фантастического содержания, понимать которую часто следует аллегорически). Однажды, рассказывает Раба бар бар Хона, мы шли на корабле и увидели рыбу. Она была покрыта песком, и на ней росла трава. Мы подумали, что это суша, спустились с корабля, начали печь и варить на ней, а когда рыбе стало жарко, она перевернулась. Не будь корабль близко, мы бы потонули.

Речь тут идет о Б-жьем народе. Им кажется, что мир, где они обосновались, – это прочный, надежный остров. Но это не остров, это рыба, которая в любой момент может перевернуться.

Нам нельзя забывать, кто мы и для чего мы призваны, иначе мы не сможем выполнять возложенные на нас обязанности. Где бы мы ни были, что бы мы ни делали, мы всегда должны помнить, что мы – не коренное население.

Рав Бенцион Зильбер

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Если вам понравилась эта статья, Пожалуйста, оцените её Кликни иконку в соц.сетях
А так же поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль