Беар – Седьмой год. Ваикра (Левит) 25:1-26:2

603 Просмотров




Седьмой год

«И сказал Господь Моисею на горе Синае, говоря:
2 объяви сынам Израилевым и скажи им: когда придете в землю, которую Я даю вам, тогда земля должна покоиться в субботу Господню;
3 шесть лет засевай поле твое и шесть лет обрезывай виноградник твой, и собирай произведения их,
4 а в седьмой год да будет суббота покоя земли, суббота Господня: поля твоего не засевай и виноградника твоего не обрезывай;
5 что само вырастет на жатве твоей, не сжинай, и гроздов с необрезанных лоз твоих не снимай; да будет это год покоя земли;
6 и будет это в продолжение субботы земли [всем] вам в пищу, тебе и рабу твоему, и рабе твоей, и наемнику твоему, и поселенцу твоему, поселившемуся у тебя;
7 и скоту твоему и зверям, которые на земле твоей, да будут все произведения ее в пищу»
(Лев.25:1-7)

Евреи вошли в Эрец-Исраэль через сорок лет после исхода из Египта. Семь лет они воевали с населявшими страну народами, семь лет распределяли ее между двенадцатью коленами, затем шесть лет обрабатывали землю. Таким образом, первым годом шмита стал 2510 год от сотворения мира и двадцать первый год пребывания евреев в своей стране. От него и ведется дальнейший счет.

Тем не менее, «суббота земли» соблюдалась на протяжении столетий. До нас не дошли сведения о соблюдении этого обычая в эпоху Первого Храма, но имеются обширные свидетельства со времен, предшествовавших новой эре и сразу после ее начала.

Например, 1-я книга Маккавеев сообщает, что в субботний год город Бет-Цур сдался сирийцам, не будучи в силах противостоять осаде из-за отсутствия продовольствия (6:49). Это событие также упоминается историком Иосифом Флавием, который приводит и другие примеры. В самом интересном из них сообщается, что в субботние годы Юлий Цезарь освобождал палестинских евреев от некоторых видов налогов.

Законы субботнего года строго соблюдались на протяжении всего периода Второго храма.

После разрушения Храма соблюдение этих законов было все более тяжелым экономическим бременем для преимущественно аграрного еврейского населения земли Израиля, и законоучители постоянно призывали массы не нарушать законов субботнего года, указывая, что кара за несоблюдение этих законов — изгнание, бедность и эпидемии.
Однако, когда после поражения восстания Бар-Кохбы римские власти начали в субботний год взимать с земледельцев налог, многие стали собирать урожай для уплаты налога, а некоторые — даже продавать его (Санх. 3:3, 26а).

Законоучители, учитывая бедственную ситуацию, ослабили ряд запретов. Так, районы Ашкелона, Бет-Шеана, Кесарии, Бет-Гуврина и Кфар-Цемаха были исключены из границ, в которых действуют законы субботнего года.

Иехуда hа-Наси разрешил продажу овощей сразу же по истечении субботнего года и импорт сельскохозяйственной продукции из диаспоры на протяжении субботнего года. Сын Иехуды hа-Наси, Гамлиэль (III), продолжил политику своего отца, направленную на ослабление ограничений, связанных с субботним годом.

На протяжении 3 в. налоговое бремя, вызванное растущими расходами империи на содержание армии, становилось все тяжелее. Законоучители разрешили засевать поля в субботний год для пропитания чужеземных армий, а также увеличили время, на протяжении которого плоды можно было собирать и употреблять в пищу во время субботнего года.

Эта тема широко рассматривалась в раввинистических источниках, в первую очередь – в трактатах Мишны и Иерусалимского Талмуда под названием Швиит, «Седьмой год».

Удивительно было не то, что закон иногда нарушался (многие люди подозревались в торговле плодами седьмого года), а то, что так много евреев соблюдало его, хотя им приходилось платить за это высокую цену.
Слова «крепкие силой, исполняющие волю Его» (Псалмы 103:20) рассматривались рабби Ицхаком как обращенные к тем, кто соблюдает субботний год.

Кто сильнее тех, спрашивал он, кто при виде невозделанных полей и необработанных насаждений разделяет скудный урожай с другими?

История нашего народа свидетельствует, что соблюдение этой заповеди никогда не было причиной каких-либо продовольственных проблем. Ни в еврейских, ни в нееврейских источниках нет ни упоминаний, ни даже намеков на голод в годы шмита. (седьмого года)

Когда же евреи перестали соблюдать заповедь о субботнем годе, последовало наказание: в Израиле и в Иудее во время правления Ахаза, Менаше и других царей-отступников начинались годы неурожаев, раздоров и войн.

С возникновением сионизма и началом еврейского заселения Израиля законы субботнего года вновь приобрели практическое значение.
Первые сельскохозяйственные поселения репатриантов появились в земле Израиля в восьмидесятых годах прошлого века. Года 1888-89 был годом шмита, и перед колонистами встал вопрос: как быть?

Многие раввины не считали это возможным, но некоторые авторитеты разрешили на время продать землю неевреям, чтобы они ее обрабатывали. Решение было принято из опасения, что иначе колонии распадутся. А такое разрешение давало колонистам деньги. Его сторонники подчеркивали, что оно действительно только на один год, первый год шмита после начала обработки земли.

Тем не менее, закон нарушался и в следующие годы.

А вот перечень бедствий, обрушившихся на евреев страны в эти годы.

После 1889 года — нашествие полевых мышей, после 1903 года — эпидемия холеры среди людей и массовый падеж овец, после 1910 года — пожары в зернохранилищах, настолько страшные и опустошительные, что в результате треть крестьян-евреев покинули страну.

А вот некоторые данные, касающиеся 1973 года.

В то время в Израиле снимали с полей в среднем по 150.000 тонн пшеницы в год, а в 1972 году собрали 300.000 тонн — ровно вдвое больше. Ни один специалист-агроном не мог истолковать это чудо. Пытались объяснить удвоенный урожай тем, что уже несколько лет в почву интенсивно вносили удобрения. Но почему земля родила «двойню» именно накануне года шмита? Это можно, наверно, представить себе неким авансом, побуждающим нас соблюдать эту заповедь.

Сегодня в Израиле десятки сельскохозяйственных поселений полностью соблюдают законы седьмого года. Среди них — кибуц Хафец Хаим и мошав Комемиют, выращивающий плодовые деревья. Осенью пятьдесят второго года, сразу после года шмита, Комемиют решил посеять у себя и пшеницу, и стал искать зерно для посева. Покупать семена у евреев, сеявших и собиравших в седьмой год, нельзя. У неевреев пшеницы не оказалось. Пришлось, скрепя сердце, приобрести лежалое, бракованное зерно, оставшееся с прошлых лет в одном нерелигиозном кибуце. Специалисты предупредили мошавников, что они выбрасывают деньги — и немалые — на ветер, тем более, что и сев в мошаве начали с большим опозданием — после завершения года шмита, после праздника Сукот. Но, как ни странно, ветер погубил всходы именно у соседей, нарушавших законы седьмого года и потому посеявших «вовремя». А на полях мошава Комемиют к этому времени пшеница еще не взошла. Так что мошавники сняли в том году неплохой урожай, намного больший, чем у соседей.

Кибуц-продавец, увидев такое дело, потребовал, чтобы ему доплатили за купленное зерно: «Мы ошиблись! Оно было в гораздо лучшем состоянии, чем мы думали». Согласились решить денежный спор у раввина. Он велел доплатить треть от прежней цены.

В пятьдесят восьмом году, как раз накануне года шмита, в Израиле были заложены двенадцать плантаций цитрусовых. Министерство сельского хозяйства, предоставляя на это землю и средства, требовало, чтобы будущие владельцы плантаций обязались соблюдать все агрономические правила (не учитывавшие, заповедь о субботнем годе). Это условие совсем не подходило мошаву Комемиют. Предписываемые министерством правила требовали постоянной обработки плантаций, а закон о годе шмита запрещает это, делая исключение только для тех случаев, когда иначе деревьям угрожает опасность погибнуть. С большим трудом удалось мошаву добиться разрешения на плантацию. Министерство попросило хотя бы подписать гарантию, что всю ответственность за возможную неудачу мошавники берут на себя. Кончилось тем, что плантации, которые не обрабатывались почти сразу после создания, оказались в лучшем состоянии, чем все остальные. В документах министерства так и зафиксировано: по всей стране были заложены двенадцать плантаций цитрусовых, из них на одиннадцати соблюдались все правила агротехники, а на плантации мошава Комемиют в течение целого года правила не соблюдались. Но результаты у него наилучшие.

В семьдесят втором году, накануне года шмита, урожай фруктов в мошаве составил более 2100 стандартных ящиков, тогда как в течение шести лет до этого — где-то около 700: то 698, то 701, то 695 ящиков в год.

Все это показывает нам, что решившийся человек, твердо соблюдать заповеди Небесного Царя, не останется в накладе. Мы не соблюдаем заповеди ради награды. Мы должны помнить, что вне зависимости от того, что мы будем иметь. Наша награда – это способность служить Ему. А если Он захочет, мы будем иметь и благословение.

История показывает, что Он щедрый. И не оставит тех, кто твердо держится Его пути.

Понимаю, что заповедь о Седьмом Годе не актуально для тех, кто не живет в Израиле. И тех, кто не имеет своего земельного удела.

Но просто на минуту, представьте, каких титанических усилий требует исполнение этой заповеди. Целый год лишить себя пропитания со своего участка. А потом еще нужно время, чтобы все привести в порядок. Это требует как посвящения, так веры и упования на Него.

Но именно такие вещи помогают нам перенести взгляд и на другие сферы нашей жизни. Где от нас требуется просто посвящение и упование, без каких либо лишних вопросов.

Вспомните, что сказали евреи, когда Всевышний давал Тору. «Наасе вэ нишма» — «Сделаем, а потом будем слушать (рассуждать)». Богу не требуется наши советы. Он сказал – мы делаем и верим. Вот чему учит нас седьмой год.

Да благословит нас Всевышний!

Больше о других Законах. Юбилейном Годе

VN:F [1.9.22_1171]
VN:F [1.9.22_1171]

Если вам понравилась эта статья, Пожалуйста, оцените её Кликни иконку в соц.сетях
А так же поддержите нас, кликнув на партнерскую ссылку рекламы от Гугль